Может ли у Китая однажды оказаться больше ядерных боеголовок, чем у Соединенных Штатов или России? Как бы невероятно это ни звучало, так вполне может получиться. Китай сейчас, возможно, вступает в период быстрого наращивания ядерных сил. Он может начать прибавлять к ним десятки новых ракет, в то время как администрация Обамы строит планы по дальнейшему сокращению американского ядерного арсенала. На то, что Китай присоединится к договоренностям, обеспечивающим ядерную стабильность, надежда невелика, но даже если он это сделает, трудно сказать будет ли «паритет» с Китаем в интересах Америки.

Новый договор о СНВ, подписанный в мае, обязывает Соединенные Штаты и Россию поддерживать «паритет» и сократить число боеголовок с 2200 до 1550, а число развернутых средств доставки до 700. При этом президент Обама ясно дал понять, что он стремиться к дальнейшим сокращениям. Согласно данным, попавшим в прессу в конце 2009 года, речь может идти о лимите в 1000 боеголовок – или еще меньше.

Китай, с тех пор, как он начал в 1980-х годах развертывать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), отказывается присоединяться к международным переговорам о контроле над ядерными вооружениями. До начала текущего десятилетия это не имело большого значения, ведь развернутых ракет у Китая было мало - всего около 20 жидкостных DF-5 с дальностью до 13000 километров и одной боеголовкой на ракету. Кроме того, Китай усыпил подозрения многих аналитиков, регулярно повторяя, что он придерживается доктрины «минимального сдерживания» и не собирается догонять США и Россию по количеству боеголовок. Заметим, что при этом, в рамках той же доктрины, он отвергал и принятые в США и Советском Союзе стандарты «прозрачности», в результате чего задачи его ядерных сил никому достоверно не известны.

К середине десятилетия Китай начал модернизировать свои ракетно-ядерные силы. Он заменил устаревшие DF-5 таким же числом более современных DF-5A, базирующихся в шахтах и развернул новые твердотопливные и мобильные ракеты DF-31 с дальностью 7-8 тысяч километров и ракеты DF-31A с дальностью более 11200 километров. В своем последнем докладе Конгрессу о состоянии китайских вооруженных сил, подготовленном 16 августа, Пентагон утверждает, что Китай обладает 10 DF-31 и «10-15» DF-31A. Это означает, что по сравнению с 2008 годом, которому был посвящен прошлый доклад, у Китая прибавилось до 5 МБР. Однако в справочнике «Military Balance» за 2010 год, британский Международный институт стратегических исследований (International Institute of Strategic Studies) пишет о бригаде из 12 DF-31 и двух бригадах DF-31A (24 ракеты), что указывает на появление в период с 2008 по 2009 год у Пекина еще одной бригады.

Вдобавок, возможно, у Китая скоро появятся еще две межконтинентальных ядерных ракеты. Во-первых, сейчас разрабатывается новая МБР морского базирования JL-2 с дальностью более 7200 километров. Хотя говорят, что конструкторы столкнулись с определенными трудностями, когда работа будет завершена, по 12 таких ракет разместятся на новых стратегических ядерных подлодках класса «Цзинь». По оценкам Пентагона, у Китая будет минимум пять таких подлодок, что потенциально означает в общей сложности 60 ракет. Затем есть новые наземные мобильные МБР, пока не получившие назначения, изображения которых появлялись на китайских сайтах с 2007 года, но существование которых Пентагон до последнего доклада официально не признавал. Отличительной чертой этих «DF-XX» является использование 16-колесных транспортно-пусковых установок (ТПУ), в основе которых, скорее всего, лежит импортированная в конце 1990-х годов российско-белорусская технология.

Вот тут и возникает настоящая опасность: Пентагон также отмечает, что новые МБР «могут быть потенциально способны нести разделяющуюся головную часть индивидуального наведения (РГЧИН)». С 2002 года Пентагон указывал в своих докладах , что Народно-освободительная армия Китая (НОАК) интересуется разработкой разделяющихся боеголовок, а в 2009 и 2010 годах уже писал об этом открытым текстом. Может ли так быть, что на некоторых из межконтинентальных ракет НОАК уже стоят разделяющиеся боеголовки? Как сообщили мне источники в военных кругах Азии, на DF-31A уже установлены по три боеголовки, а единственная развернутая DF-5B несет пять или шесть боеголовок. Эти же источники предполагают, что такое же число боеголовок может нести и новая «DF-XX».

Хотя подтвердить эту информацию данными из открытых источников невозможно, она вызывает тревогу: обзаведясь ракетами с РГЧ, Китай перешел Рубикон, и, если он может развертывать каждый год по бригаде DF-31A и «DF-XX», число развернутых боеголовок в распоряжении НОАК может начать расти двухзначными, а то и трехзначными темпами. По данным из китайских источников, военные также интересуются разработкой варианта JL-2 с увеличенной дальностью, который также сможет нести РГЧИН. Если события будут развиваться по худшему сценарию, можно предположить, что к 2020 году у Китая будет больше 500 развернутых боеголовок.

Вдобавок Китай, возможно, собирается к 2020 году развернуть собственную национальную систему ПРО. 11 января он успешно провел испытания системы перехвата ракет, ставшие кульминацией второй программы Пекина по созданию ракеты-перехватчика (первая была начата по приказу Мао Цзэдуна еще в 1963 году и осуществлялась до 1980-х годов). Это резко контрастирует с нытьем китайских дипломатов по поводу американской программы по созданию ПРО и их яростной борьбой с космическим оружием. Не стоит ли считать все это просто уловкой, направленной на то, чтобы ограничить американские оборонные программы, пока Китай разрабатывает собственные ракеты-перехватчики и космические вооружения?

Это подводит нас к логичному вопросу: почему бы не поговорить с китайцами об их стратегических планах? И в самом деле, администрация в своем апрельском Обзоре ядерной политики призывает к диалогу с Китаем о «стратегических гарантиях». Однако Китай не только традиционно отвергает любые «переговоры» о своих ядерных силах, но и не собирается даже отправлять своего командующего ракетно-ядерными силами в Америку с визитом вежливости. Условием нормального диалога с американскими военными Пекин обычно ставит прекращение поставок оружия демократическому Тайваню.

Однако на самом деле, в основе этой позиции лежит более глубокий конфликт: Китай хочет стать стратегическим лидером Азии вместо США и для этого создает вооруженные силы, способные защищать его глобальные интересы, даже если это означает, что ему приходится бросать вызов Соединенным Штатам далеко за пределами региона. Таким образом, пока Китай не выйдет на желаемый уровень глобального влияния (при этом, ни о каком «паритете» речь может не идти), он вряд ли будет заинтересован в каких-либо «переговорах» о контроле над вооружениями и даже в том, чтобы информировать окружающих о своих планах в области ядерных вооружений.

Однако даже если бы Соединенные Штаты и Китай смогли договориться о ядерном паритете, это может стоить Америке ее союзников в Азии. Наличие у Китая большого и хорошо защищенного ядерного арсенала может крайне отрицательно сказаться на способности США осуществлять ядерное сдерживание, что ускорит процесс расхождения между Америкой и ее ключевыми союзниками, такими как Япония, Южная Корея и Австралия. Дополнительно ударит по способности США сдерживать Китай сформулированное в Обзоре ядерной политики решение администрации снять с вооружения крылатые ракеты с ядерными боеголовками TLAM-N, размещающиеся на хорошо защищенных подлодках, и заменить их тактическими ядерными бомбами, которые будут размещаться на куда более уязвимых реактивных самолетах. Кроме того, не стоит забывать и о России, укрепляющей сейчас свое военно-политическое сотрудничество с Китаем. Не может ли она однажды «усилить» китайский ядерный потенциал своим, чтобы заставить США отказаться от защиты их жизненно важных интересов?

Такие страны, как Тайвань, Южная Корея, Япония и Индия, сегодня ощущают затруднения в связи с ростом китайской военной мощи. И им, и Соединенным Штатам все труднее финансировать неядерные силы, позволяющие сдерживать Китай. На этом фоне имеет смысл задуматься о том, позволяет ли Соединенным Штатам новый договор о СНВ сдерживать одновременно Россию и Китай, только начавший наращивать свои стратегические ядерные силы. Более того, не подтолкнет ли договор, вкупе с возможными дальнейшими соглашениями, Азию еще на шаг ближе к эпохе ядерного распространения и нестабильности?

Ричард Фишер-младший – старший научный сотрудник Международного центра оценки и стратегии (International Assessment and Strategy Center) и автор книги «Модернизация китайской армии: региональный и глобальный аспекты» («China's Military Modernization, Building for Regional and Global Reach») (Praeger, 2008).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.