В прошлой статье мы задались вопросом: каковы пути развития отношений между Соединенными Штатами и Китаем в свете внезапного обострения конфликта на Корейском полуострове?

Существует два подхода к оценке этой ситуации, и принадлежат они двум известным политическим аналитикам: Збигневу Бжезинскому и Роберту Каплану.

Бжезинский считает, что ситуация действительно опасна, потому что Китай и Соединенные Штаты в данный период придерживаются принципиально разных стратегий. США считают, что ветер перемен, происходящих на международной арене, совсем не попутный для американских военных кораблей, которые бороздят моря от Ближнего Востока и до Восточной Азии. К тому же, американцы теряют свое влияние в Европе и бывших республиках СССР. Не говоря уже о том, что экономика Соединенных Штатов страдает от кризиса, отчего становится все труднее и труднее поддерживать имидж мирового лидера. Все эти факторы заставляют американцев обращаться к Китаю, который стал второй по величине экономикой в мире, с просьбами как к полноценному и ответственному члену международного сообщества.

Если говорить о Северной Корее, то это означает, что Китай должен оказать на нее сильное давление не только для того, чтобы она избегала обострения отношений с Южной Кореей, но и для того, чтобы она остановила свою ядерную программу.

Китай, напротив, ощущает все возрастающую уверенность в своих силах. Его экономическая мощь увеличивается, его влияние на международном уровне и в регионе растет день за днем. Несмотря на то, что Китай ощущает беспокойство по поводу выходок своего беспокойного северокорейского союзника и его принципиального отказа от международной интеграции, он все же не хочет оказывать на него ощутимое давление по двум причинам. Во-первых, Китай боится, что режим в Северной Корее рухнет, и его место займет хаос, напоминающий нынешнюю ситуацию в Ираке. Во-вторых, существует желание оставить все на своих местах, поскольку Северная Корея служит своеобразной подушкой безопасности, защищающей Китай от продвижения американских сил на север, к их общим границам.

Каково же решение? По мнению Бжезинского, решение должно основываться на вдумчивом диалоге между Соединенными Штатами и Китаем с целью достичь взаимопонимания по вопросам этого региона в целом. В таком случае Северная Корея станет лишь одной деталью в общей картине.

Роберт Каплан предлагает другое видение ситуации. Он считает, что последние события доказывают, что баланс сил в Восточной Азии очень хрупок, особенно после того, как Китай заявил, что Южно-Китайское море является “важнейшей частью стратегических интересов” страны в этом регионе. Теперь же, когда Северная Корея развивает собственную атомную промышленность, безусловное превосходство Соединенных Штатов на воде и в воздухе оказалось под вопросом.

В этой ситуации Каплан видит только один выход: полагаться на мощь армий Соединенных Штатов, Японии и Австралии, чтобы вернуть ситуации в регионе былую стабильность. А это означает, другими словами, что нужно отбросить в сторону старую стратегию “терпеливого ожидания”, которая так полюбилась Обаме, и вернуться к силовому подходу в отношении проблем Восточной Азии.

На кого же поставит администрация Обамы: на Бжезинского или Каплана?

Многое будет зависеть от того, как будет разворачиваться ситуация на Корейском полуострове. Если Китаю удастся утихомирить Северную Корею, а Соединенные Штаты смогут успокоить своих орлов в Вашингтоне и Сеуле, то путь для установления взаимопонимания между сторонами будет открыт. Что означает, в свою очередь, что Вашингтон может не беспокоиться за будущее своего влияния в азиатском регионе, а Пекин может быть уверен, что становится все более значительным игроком на международной арене.

Если же дела дойдут до того, что американцы называют “бешенство северокорейского режима” или сбудутся худшие ожидания той или иной стороны, то будущее отношений между Китаем и Соединенными Штатами, вместе с ходом истории в XXI веке, окажется под угрозой.