Последние попытки Пхеньяна наладить отношения с остальным миром вновь привели к тому, что повысили ожидания возобновления переговоров по ядерной проблематике или, по крайней мере, снижения напряжения на Корейском полуострове. За последние два месяца Ким Чен Ир или его подчиненные встретились с представителями всех шести стран-участниц переговоров. Пхеньян высказал слабые намерения в области разоружения, но все еще должен предпринять шаги в данном направлении.

Встречи Кима с лидерами России и Китая, а также желание вновь наладить контакт с США и Южной Корей, отражает изменения в северокорейской политике, хотя, раньше мы это уже видели.

Обычно, Северная Корея постоянно меняет свое поведение от полного неприятия и враждебности до исполнения договоренностей, несмотря на то, что, в целом, остается верной долгосрочным целям. В своей шизофреничной манере, режим сочетает в себе дипломатические соглашения с угрозами, что привело к агрессивному заигрыванию, в котором агрессии оказалось больше, чем заигрываний.

Последние усилия Северной Кореи встречены с правильным скепсисом США и союзниками. Хотя Вашингтон и Сеул действительно хотят договориться с Пхеньяном, у них остаются сомнения в эффективности возобновления шестисторонних переговоров. Как и в любом деле с Северной Кореей, достижение любого прогресса проходит крайне тяжело, неясно, осложнено страхами обмана и возможными иллюзиями.

Из России со скептицизмом


Саммит Ким Чен Ира с российским президентом Дмитрием Медведевым на этой неделе был, как обычно, наполнен дипломатическими и экономическими обещаниями. Дипломатические обещания КНДР, обычно даваемые с целью возвращения к статусу-кво анте, были даны в обмен на иностранные обещания об экономической щедрости. Но существуют серьезные сомнения в возможности их выполнения.

После саммита Кима-Медведева, заголовки газет трубили о том, что Ким пообещал ввести мораторий на испытания ядерного оружия. В то время как российский представитель сказал лишь, что «в ходе шестисторонних переговоров, Северная Корея может решить вопрос о введение моратория на испытания и производство ядерного оружия». Далекая от обещания односторонних действий до возобновления переговоров, пресная формулировка также предоставляет Пхеньну возможность требовать уступок во время шестистортонних переговоров. 

Похожим образом, бывший губернатор штата Нью-Мексико, демократ Билл Ричардсон заявил после своего путешествия в Пхеньян в декабре 2010 года, что режим пообещал пустить инспекторов МАГАТЭ в КНДР и на ее ядерные объекты. Ричардсон заявил, что «они позволят персоналу МАГАТЭ посетить центр Йонбён, чтобы убедиться, что они не обогащают уран, а используют его в мирных целях». Несмотря на саморазрекламированное путешествие Ричардсона, Пхеньян публично никогда не делал подобного заявления.

Во время саммита с Россией на этой неделе Северная Корея подтвердила свое желание вернуться к шестиросторонним переговорам без каких-либо условий, что даже лучше, чем то, на что США и Южная Корея могли рассчитывать. Но возвращение к переговорам на северокорейских условиях может позволить Пхеньяну не выполнять предыдущие договоренности по ядерному разоружению и оставаться безнаказанным за два неспровоцировнных акта агрессии против Южной Кореи в прошлом году.

Основная сила шестисторонних переговоров?


Несмотря на отсутствие оснований, впечатление от северокорейского дипломатического усилия может усилить, пусть и крайне медленно, желание стран вернуться к шестисторонним переговорам. Желание Пхеньяна встретиться с представителями Южной Кореи в июле на Бали, отказываясь от предыдущего заявления, что они не будут иметь дело с администрацией Ли Мун Бака, является значительным шагом. Похожим образом, хотя переговоры КНДР и США в Нью-Йорке и не привели к непосредственному прорыву, они могут создать основание для дополнительных отношений.

Администрация Ли последовательно смягчила политику в сторону Пхеньяна, отделив межкорейское сотрудничество от предыдущего требования формального извинения со стороны Северной Кореи за нападения в 2010 году. Сеул показал желание решить гуманитарные и ядерные вопросы прежде, чем получит извинение.

Администрация Обамы предложила Пхеньяну 900 тысяч долларов в виде продовольственной помощи, хотя, по-прежнему, отказывается от предоставления полноценной продовольственной помощи.  Через несколько часов после заявления Вашингтона, Северная Корея предложила возобновить двухсторонние переговоры о репатриации останков американских солдат, погибших во время Корейской войны.

Маленькими шагами, подобные действия множат слухи о том, что проходят секретные встречи, как, например, те, которые прошли перед неожиданно объявленными встречами на Бали и в Нью-Йорке.

Все северокорейские дипломатические достижения были подорваны одновременными угрозами войны в ответ на ежегодные военные учения Южной Кореи и США, а также захватом Пхеньяном южнокорейских активов в совместной туристической базе.

Выполнение условий союзников


Согласятся ли США или Южная Корея на дальнейшие дополнительные встречи с КНДР, будет зависеть от действий Пхеньяна. Прежде, чем вернуться за стол шестисторонних переговоров, Вашингтон и Сеул будут продолжать требовать, чтобы Северная Корея предприняла четкие шаги по исполнению договоренностей о разоружении и выполнению резолюций ООН.

Администрация Обамы вместе с союзниками Южной Кореи и Японии должна призвать Пхеньян формально и публично пообещать:

- Вернуть инспекторов МАГАТЭ в ядерный научно-исследовательский центр в Йонбёне;

- Выпустить мораторий на любые дополнительные испытания ракет дальнего радиуса действия или ядерного оружия;

- Заморозить любые ядерные действия, включая программу по обогащению урана;

- Выполнить все договоренности с Кореей и о перемирии.

Пхеньян должен также согласиться на дополнительные межкорейские встречи с тем, чтобы обсудить обеспокоенность Южной Кореи безопасностью, включая прошлогодние нападения со стороны Северной Кореи.

Если Северная Корея выполнит все это, то она выполнит все условия союзников по возобновлению шестисторонних переговоров. Так или иначе, мы должны понимать, что возобновление переговоров не возвращает бойцов на ринг. Никто из участников не имеет больших надежд в отношении переговоров.

Прогресс без ложных надежд


Пхеньян ведом своими экономическим потребностями, которые лучше всего могут быть исполнены дипломатическими методами. Северокорейский поиск продовольственной помощи и экономических бонусов умерит поведение режима на ближайшее будущее. Невыполнение поставленных целей приведет Пхеньян к тому, чтобы вновь прибегнуть к провокационным действиям.

Потому, несмотря на то, что США остаются открытыми к дипломатии, страна должна держать необходимую оборону против разнообразной северокорейской угрозы. Администрация Обамы должна подтвердить однозначное стремление к защите азиатских союзников посредством выполнения трехступенчатого обещания, состоящего из направления обычных войск, противоракетной защиты и ядерной защиты. Со своей стороны, Конгресс должен полностью поддерживать американский план по передислокации войск в Южной Кореи и Японии. Данный план включает передислокацию базы Йонгсан, план по земельному партнерству и улучшенный жилой городок для семей.

Запланированное Комитетом вооруженных сил Сената сокращение бюджета, включающее морскую базу ВВС на острове Окинава, ослабит многолетний дипломатический труд, который помог достичь стратегически важных американских целей и помог разрешить напряженные ситуации в регионе.

Брюс Клайнгер работает главным исследователем по североазиатским исследованиям в Центре азиатских исследований Фонда The Heritage Foundation.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.