Михаил Горбачев считает, что Белоруссия больше всех похожа на Советский Союз и больше всех нуждается в сотрудничестве. Лукашенко, по словам Горбачева, подошел бы на должность члена Политбюро.

- Как вы думаете, какая из стран бывшего Советского Союза наиболее от него удалилась? И куда удалилась?
 
- Вы задали простой вопрос, на который очень сложно ответить. Россия, Беларусь и Казахстан продолжают искать возможность интеграции здесь, на Востоке, на постсоветском пространстве для того, чтобы создать Единое экономическое пространство. Украина сама себе задурила голову и всем нам. У меня мать украинка, я наполовину украинец - переживаю и люблю Украину, но то, что там происходит - мне не нравится. Какие-то они трусливые, как будто им угрожает только Россия и больше никто. Все остальные им подходящие - и ЕС, и Америка. Это заблуждение, наверное, нынешних поколений. Возможно, это грусть нашей прошлой жизни в Союзе? Но у Украины жаловаться на прошлое нет оснований - они были и в советском руководстве, у них были инвестиции....
 
- А Грузия, наверное, отдалилась больше всех?
 
- Знаете, я Грузию не хочу анализировать. Грузины и русские, как и русские, и белорусы - почти одно и то же. Я люблю грузин, воспринимаю их как родственников. Конечно же, по социологическим опросам, для русских наиболее близкими являются белорусы. Абсолютно так. На втором месте - украинцы.
 
- Можно ли сказать, что Белоруссия больше всего похожа на Советский Союз? Вам не кажется, что страна сделала из себя и для себя свой СССР?
 
- Да. Даже после распада Союза страна продолжала беречь его подходы, промышленность - поэтому Белоруссия и выжила, по моему мнению. Не допустила такого падения, как в России. Хотя Белоруссия больше, чем другие страны нуждается в сотрудничестве. Хорошо, что это понимают. Напрасно, что другой раз отношения долго выясняются.
 
- А если посмотрим на президентов - Лукашенко и Назарбаева… Они, похожи на генеральных секретарей КПСС - каждый довольно долго руководит страной. Это не советское влияние?
 
- Это наиболее зрелые люди. В этом смысле я на первое место ставлю Назарбаева. Он прошел через испытания. Когда я был президентом СССР, я был вынужден его защитить, потому что Кунаев предлагал отправить его за границу представителем по экономике. Он непростой, непростой - наш друг Нурсултан…
 
- Лукашенко тоже непрост…
 
- У Лукашенко своя «непростота» - другая. Он более открыт все-таки, а там - восточная хитрость.
 
- А руководить страной так много времени, как генсеки - это для страны не плохо?
 
- Думаю, нет. Не вижу возможности, сравнить президентов с генсеками. Мне хотелось Нурсултана сделать премьерам после реализации требований нового союзного договора. Он соглашался. Александра я уважаю за его определенность, ясность… Я помню его по совещаниям. Были такие совещания беспокойных хозяйственников во время «перестройки» у президента.
 
- Лукашенко тогда был в каком статусе?
 
- Он был участником как один из руководителей хозяйства, которые мыслили прогрессивно - он был директором совхоза.
 
- Он говорит, что участвовал в разработке программы, известной как «Пятьсот дней»…
 
- Да. Пусть этим не гордится… (Смеется.) Для меня еще главное, как он в последней, драматической стадии СССР себя вел! Поэтому все ему прощаю. Иногда я вижу, и говорил это публично, что он действует, «как слон в фарфоровой лавке».
 
- Это не хорошо…
 
- Слон, если заденет - мало не покажется… Сегодня это уже другой человек. Но он ведь за Союз был до конца! И сейчас остается преданным идеям Союза.
 
- Вы говорили, что Назарбаева взяли бы премьером советского правительства тех времен, а для сегодняшнего Лукашенко нашли бы должность?
 
- Членом Политбюро.
 
- И каждый из президентов стран бывшего СССР мог бы войти в Политбюро…
 
- Не все. Славяне хорошие и казахи хорошие.
 
- Говорят, что все цветные революции были заменой постсоветской номенклатуре, она не хотела уходить… И, например, приход к власти Лукашенко был как-бы такой же «революцией», когда он скинул номенклатурщика Кебича…
 
- Нельзя сводить к Кебичу задачи белорусских перемен и реформ, тем более думать, что в этом была суть белорусской «революции». (Смеется.) По сути дела, «перестройка» - это были революционные перемены. Если бы нам удалось довести это до конца… Но все оборвалось.
 
- Можно ли сегодня такой стране бывшего Советского Союза, как Белоруссия, идти своим путем личным: ни на запад, ни на восток?
 
- Свой путь для Белоруссии - это сохранять суверенитет и строить отношения с Россией.

Перевод: «Белорусский партизан»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.