1 сентября 1939 года вооруженные силы Германии вторглись на территорию Польшу с запада. Великобритания и Франция, которые за несколько месяцев до этого обещали полякам поддержать их в случае агрессии со стороны нацистской Германии, не смогли оказать содействия Варшаве и уже 17 сентября на польскую территорию с востока проникли еще и войска СССР. Таким образом, Польша оказалась разделенной двумя сверхдержавами. На западе армия нацистской Германии разделалась с военными, решившими оказать сопротивление, а на востоке — тысячи поляков были сосланы в Сибирь. В 1940 году русские также казнили тысячи пленных польских офицеров. Массовые захоронения этих людей впоследствии были найдены в Катынском лесу на западе России.


Только после нападения нацистской армии на СССР в середине 1941 года Сталин подписал соглашение об освобождении сосланных в Сибирь граждан Польши. Десятки тысяч польских женщин, мужчин и детей, долго страдавших в заключении от жестокого обращения, недостаточного питания и разных заболеваний, поняли, что им нет никакого смысла возвращаться на свою оккупированную родину. В такой ситуации Иран счел возможным принять у себя столь большое количество польских беженцев.


Польский журналист Павел Корсун комментирует эту ситуацию таким образом: «Мне кажется особенно интересным то, что десятки тысяч поляков нашли себе приют в нескольких тысячах километров от своих домов, в Иране. Некоторые из них даже начали в Иране новую жизнь».


При помощи Красного Креста иранские власти построили у себя лагеря для польских беженцев, предоставив им одежду, кров и медицинскую помощь. Беженцы, прибывавшие в Иран через порт Энзели на Каспии, в основном обосновались в Тегеране, однако многие из них также расселились в Исфахане, Ахвазе и Мешхеде. Дети, которым требовался особый уход, отправлялись в Исфахан, где климат был более благоприятным.


Согласно докладу военного атташе британского посольства в Тегеране, составленному в январе 1943 года, когда перевозка беженцев еще не была окончена, на тот момент в Исфахане находилось 2 457 поляков, из которых 2 043 составляли дети. Большинство детей были сиротами или потеряли на войне одного из родителей. Основная часть расходов на содержание, лечение и обучение этих детей взяли на себя богаты исфаханские семьи и религиозные организации.


В Исфахане было создано 21 специальный центр для польских детей, большая часть которых располагалась недалеко от бульвара Чахарбаг. Почти во всех центрах были большие сады, и впоследствии многие из этих уже повзрослевших польских мальчишек и девчонок вспоминали о своих прогулках по этим садам как самых сладостных и памятных моментах своего детства.


В Тегеране у поляков была даже собственная радиостанция и выходила газета. Корсун рассказывает о теплых отношениях, установившихся между иранцами и польскими беженцами: «Помимо гостеприимства и заботы иранских властей и простых граждан к несчастным, примечательно также стремление самих поляков к сосуществованию и восприятию стандартов коренного населения. Известно, что в то время было совершенно обычным услышать на тегеранских улицах польскую речь, потому как много поляков открыли в столице свои магазины, рестораны, кафе и другие предприятия, предлагая свои услуги местным жителями при полном уважении к их национальной культуре».


После окончания Второй мировой войны прошло уже 72 года, поэтому, возможно, большинство поляков, которые после войны вернулись на свою родину, не дожили до наших дней, однако «нить истории» продолжается и историческая память народов может быть ключом к будущему.


Размышляя о будущем, Павел Корсун отмечает следующее: «Исторические чувства, будь они позитивные или отрицательные, сохраняются надолго. К счастью, в отношении Польши и Ирана эти чувства исключительно позитивные. Естественно, государствам, которые имеют столь прекрасное прошлое, легче выстраивать свои отношения. Поэтому мы можем и даже обязаны рассчитывать друг на друга и развивать сотрудничество между двумя странами в торговле, политике, туризме и других сферах».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.