Париж - Последние события в Пакистане смущают многих, включая меня самого. Являются ли атаки талибов в Пакистане местью за убийство Усамы бен Ладена? Если так, почему нападают на Пакистан, который, как считают некоторые западные эксперты, защищал бен Ладена? Наиболее вероятно, что мы никогда не узнаем этого наверняка. Но чем спекулировать на тему всяких теорий заговора, более разумно было бы сконцентрироваться на более важных вещах.

Сегодня все крупные страны, которые окружают Афганистан, готовятся к выводу войск Соединенных Штатов и их союзников в 2014 году. Россия, Китай, Пакистан и Иран - все они маневрируют с целью избежать неизбежного, и в долгосрочной перспективе действия этих стран гораздо более важны, чем убийство бен Ладена или теракты в Пакистане.

Глубоко внутри ни одна из вышеупомянутых стран не хочет, чтобы Соединенные Штаты уходили из Афганистана. Что бы русские не говорили открыто и публично по поводу американской жестокости, бестактности, властности и несправедливости, в частных беседах (и я знаю об этом из личного опыта) они говорят совсем другое.

И не должно быть слишком сложным понять, почему. Если Афганистан взорвется и станет приютом радикальных исламистов, Средняя Азия, которую русские рассматривают с самой серьезной озабоченностью в плане безопасности, окажется дестабилизирована. Никто, ни русские, ни китайцы, ничего хорошего не получат от такого сценария. Действительно, эти две страны предпочли бы, чтобы Соединенные Штаты оставались там навсегда и делали за них грязную работу, а они бы извлекали выгоду из природных богатств Афганистана - кстати, китайцы уже начали это делать.

Естественно, это не является приемлемым вариантом для Соединенных Штатов, которым значительно меньше угрожают радикальные силы в Средней Азии, чем тем странам, которые являются частью этой самой Средней Азии.

Афганистан - в тысяче миль от Пеории, штат Иллинойс; он находится по соседству с Китаем, Россией, Ираном и Индией. Если Афганистан взорвется, именно они, а не Соединенные Штаты, испытают на себе первыми последствия этого, и именно на них придется бОльшая часть этих последствий. Американский народ нельзя все время просить рисковать своими жизнями и жизнями своих близких в борьбе с врагом, который другим угрожает больше, чем Америке. Это имело бы больше смысла, если бы, допустим, эти другие страны были слабыми, но они как раз являются одними из самых сильных стран в мире. В долгосрочной перспективе ответственность за безопасность в Афганистане должны нести те, кто больше всего потеряет в случае его краха.

Давайте вновь вернемся к октябрю прошлого года. По сообщениям прессы, примерно в это время Соединенные Штаты начали переговоры напрямую с талибами. Точное содержание переговоров неизвестно, но можно себе представить, что это наверняка имело отношение к будущей структуре Афганистана после ухода американцев.

Незамедлительно после того, как эти новости стали достоянием общественности, русские сообщили, что они тоже открыты для переговоров с Талибаном. Ранее они были настроены против подобных переговоров, но теперь, когда Соединенные Штаты открыли дверь для переговоров, Россию нельзя исключать.

Потом Соединенные Штаты начали переговоры с правительством Карзая о долгосрочном американском присутствии в Афганистане. Россия, наряду с Ираном, выразила протест, в то время как Китай и Пакистан оставались спокойными. Затем пакистанцы сделали свой реверанс Кабулу, отправив премьер-министра и начальника штаба армии на переговоры с президентом Карзаем, желая отговорить его разрешать долгосрочное американское присутствие в Афганистане.

Еще слишком рано судить о том, какую игру играет каждая из этих сторон, но, по крайней мере, можно предполагать, что они не хотят, чтобы будущее Афганистана решали сами афганцы. И они-таки не должны. Жизненно важные интересы этих стран поставлены на карту в Афганистане, и их вполне можно оправдать в желании закрепиться в этой стране.

Что должны делать Соединенные Штаты?

Примирение между талибами и афганским правительством определенно в американских интересах, и постольку, поскольку переговоры вносят вклад в этот процесс, их нужно проводить, хотя и осмотрительно. Но одни лишь внутренние силы не решат судьбу Афганистана. Если Соединенные Штаты хотят уйти из Афганистана с честью, т.е. не оставив после себя гражданскую войну, они должны вступить в диалог со странами, которые окружают Афганистан.

У всех у них разные интересы, но ни одни из их интересов не таковы, чтобы оправдать конфликт. Никому из них не пойдет на пользу взрыв в Афганистане, и в конце концов, если мудрость возобладает, этот общий интерес должен будет получить преимущество над всеми остальными и обеспечить региональное решение проблемы.

Таков должен быть долгосрочный взгляд американской политики, и чем скорее мы преодолеем последствия противоречивой истории с бен Ладеном, тем скорее мы сможем заняться этим процессом. Нынешний спор с Пакистаном не должен отвлекать нас от наших же долгосрочных интересов. Взаимопонимание с этой страной критически важно. Как бы слаб он ни был, у Пакистана есть достаточно сил и возможностей, причем больше, чем у любой другой страны в регионе, чтобы посеять хаос в Афганистане. Не в их интересах это делать, но кто сказал, что пакистанцы всегда преследовали свои интересы?

Бенджамин Ра (Benjamin Ra) - аспирант в области международных отношений в парижском институте Sciences Po. Его основной областью интересов является американская внешняя политика.