По данным источников в Минобороны КНР, с 11 по 25 сентября на российском полигоне Донгуз в Оренбургской области пройдет совместное военное антитеррористическое командно-штабное учение стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) «Мирная миссия-2021».

Согласно консенсусу, достигнутому вооруженными силами Китая, России и Ирана, первые в истории китайско-российско-иранские совместные военно-морские учения проходили в Оманском заливе с 27 по 30 декабря 2019 года. Только что завершились «Армейские международные игры-2021» (АрМИ-2021), в которых также принимали участие китайские солдаты. Для участия в «Мирной миссии-2021» передовой отряд армии Китая в составе 19 человек уже прибыл в аэропорт Оренбурга на транспортном самолете Y-20.

Пока Китай и Россия последовательно и всесторонне укрепляют свой уровень стратегического сотрудничества и улучшают способность совместно реагировать на угрозы региональной безопасности, западные политические круги и общественность используют это как предлог, чтобы раздуть проблему из ничего и обвинить Китай и Россию в намерениях сформировать «реальный военный союз», продвигая идею о том, что они решили «возглавить строительство нового антиамериканского лагеря». Эти нападки включают в себя как попытки демонизировать и противодействовать стратегическому сотрудничеству Китая и России, так и стратегическое намерение постоянно провоцировать, оказывать давление и способствовать упадку китайско-российского стратегического сотрудничества.

По сути, укрепление всестороннего стратегического партнерства между Китаем и Россией — это не просто «желание держаться ближе, чтобы согреться» (обр. помогать друг другу, прим. пер.), это отношения «единомышленников», основанные на «взаимопомощи и поддержке». С практической точки зрения основная причина, по которой две страны часто «говорят в унисон» и тесно сотрудничают друг с другом, имеет позитивную корреляцию с изменениями в международной и региональной ситуации.

Например, перед лицом «исторического нигилизма», пропагандируемого Соединенными Штатами и Западом, который отрицает послевоенную структуру мира и вклад Китая и России как стран-победительниц, главы двух государств твердо отстаивали свою победу во Второй мировой войне, правильность исторического подхода и стратегическую идею международной беспристрастности и справедливости.

Столкнувшись с возрождением устаревшего мышления, такого как менталитет холодной войны, гегемонизм и политика силы, Китай и Россия поддержали систему международных отношений с Организацией Объединенных Наций в качестве ядра и международный порядок, основанный на международном праве. Они надеются, что механизмы G20, ШОС, БРИКС и других многосторонних организаций смогут ответить на глобальные вызовы. КНР и РФ также объединили усилия, чтобы твердо заявить о своей приверженности эпохе мультилатерализма.

В ответ на нынешний хаос в Афганистане и поступки Соединенных Штатов, направленные на «перевод стрелок на других» и «уклонение от оплаты долга», Китай и Россия воздержались на голосовании по резолюции Совета Безопасности, в которой отсутствуют некоторые необходимые, срочные и сбалансированные пункты, выдвинутые ими. Кроме того, обе страны объединили усилия для осуществления многоуровневой стратегической коммуникации и координации действий по поддержанию стабильности, прекращения хаоса и восстановления порядка мирным путем в Афганистане.

В ответ на односторонние санкции и силовое давление, часто инициируемые некоторыми странами, Китай и Россия также решили углубить сотрудничество в области противодействия внешнему вмешательству и поддерживать друг друга в защите безопасности своих режимов и систем.

Мы должны понимать, что отправной точкой для Китая и России в укреплении стратегического сотрудничества является не противодействие сдерживанию, устрашению или давлению, а принятие рационального решения, основанного на общей тенденции мирового развития и общей ситуации в двусторонних отношениях.

В июне этого года председатель Си Цзиньпин и президент Владимир Путин вместе объявили о продлении китайско-российского «Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве», недвусмысленно заявив, что две страны давно вышли за рамки модели военно-политического союза с идеологической окраской времен холодной войны, и подчеркнув, что всесторонний учет интересов друг друга, невмешательство во внутренние дела друг друга и ценности независимости не нацелены на третьи страны.

Поскольку в китайско-российском сотрудничестве нет системных ограничений, обмена интересами и силового давления традиционной политики альянсов, и оно не требует придумывания «воображаемых противников», создания «колец окружения» и разграничения «сфер влияния», обеим сторонам нет необходимости выходить за рамки их собственного стратегического сознания и возможностей, не говоря уже о том, чтобы идти вразрез с требованиями внутренних интересов и потребностей развития. Исходя из цели стимулирования внутренних сил и демонстрации ценности независимого развития, стратегическое сотрудничество двух сторон стало новым «добавочным» уровнем для их независимого развития и увеличения благосостояния их народов.

Например, в 2020 году объем двусторонней торговли между Китаем и Россией превысил 107,7 миллиарда долларов, преодолев отметку в 100 миллиардов долларов три года подряд. За первые семь месяцев этого года двусторонняя китайско-российская торговля выросла на 28% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Страны активно укрепляют традиционное торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, расширяют партнерство в области научно-технологических инноваций, цифровой экономики, низкоуглеродной энергетики и сельского хозяйства. Одновременно с этим повышаются качество, объем, инклюзивность и полезность прагматического сотрудничества между Китаем и Россией.

Что еще более важно — цель укрепления китайско-российского всестороннего стратегического сотрудничества состоит не в «расширении власти» с позиции сильной державы, а в выполнении обязанности крупной страны по защите совокупных интересов международного сообщества. Председатель Си как-то отметил, что «международные проблемы должны решаться путем общих консультаций» и «правила, установленные одной или несколькими странами, не могут быть навязаны всем остальным».

С точки зрения комплексной мощи и международного влияния, хотя Китай и Россия являются частью мирового центра силы, общая международная структура все же формируется множеством факторов, таких как другие центры силы, международные многосторонние и двусторонние механизмы и негосударственные структуры.

Будучи крупными глобальными державами и постоянными членами Совета Безопасности ООН, Китай и Россия укрепляют стратегическую координацию в борьбе с эпидемией, поддержании глобальной стратегической стабильности, оказании помощи в восстановлении мировой экономики и реагированию на региональные проблемы горячих точек. Это не только ответ на ожидания всех сторон в отношении этих двух стран как «столпов» защиты общих интересов международного сообщества, но и их инициатива по отстаиванию справедливости, защите правильного пути и сопротивлению гегемонии в процессе продвижения многополяризации мира и демократизации международных отношений, а также совместного построения Сообщества единой судьбы человечества (внешнеполитическая концепция Китая, предложенная Си Цзиньпином, прим. пер.).

Поэтому позитивное значение и всеобъемлющая ценность укрепления всестороннего стратегического сотрудничества между Китаем и Россией неоспоримы и очевидны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.