Калининград, Россия. 27 февраля 2003 года. Успешно действующие в Калининградской области бизнесмены меньше всего думают о политике. Дешевая рабочая сила, низкие налоги и стратегическое положение между Литвой, Польшей и Балтийским морем - вот что для них главное. Но в последнее время они все чаще слышат от политиков в Москве и Брюсселе, что здесь существует "проблема".

В 2004 году соседи Калининградской области вступают в Европейский Союз (ЕС), который ранее настаивал на том, чтобы для жителей этого российского анклава, где процветают мафиози и где полным полно наркоманов, являющихся распространителями ВИЧ-инфекции (ВИЧ - вирусный иммунодефицит человека - прим. пер.), был введен визовый режим транзита через Польшу и Литву. Недавно Россия и ЕС согласились, что будут действовать "упрощенные транзитные документы".

Однако свара из-за виз затушевывает действительную проблему Калининграда, с которой сталкивается ЕС: пока Москва сохраняет жесткий контроль над политической и экономической жизнью, Калининградская область останется экспортером преступности и болезней.

Москва вмешивается в повседневную жизнь многих российских регионов, но Калининградский анклав стоит особняком. Будучи отрезанным от основной части территории России, он имеет относительное преимущество в торговле. Третья часть экономики области завязана на Россию, а две трети - на соседей и страны ЕС. И этот разрыв с каждым годом становится все шире. Жители анклава все чаще заговаривают о необходимости создания зоны свободной торговли. Москва опасается, что этот регион может окончательно отойти от России. Результатом этого стало нежелание федерального центра делиться властными полномочиями с законными властями региона.

Сегодня собственно в городе Калининград, где проживает половина всего населения анклава, которое насчитывает около 1 млн. человек, действуют более 3000 совместных с иностранцами предприятий. Кроме того, бурно расцвел "челночный бизнес" в приграничной зоне. В типовом случае "челнок" ежедневно зарабатывает от 10 до 20 долл. США на перевозке товаров широкого потребления в Гданьск, Варшаву, Вильнюс, Ригу и обратно. Таким образом, экономика Калининградского анклава в большой мере зависит от экономик стран ЕС. Руководители ЕС всерьез озабочены возможностью образования "черной дыры" в середине Европы.

Сегодня перед калининградцами стоит вопрос, что делать с федеральным правительством, которое не хочет позволить им воссоединиться с остальной Европой. "Балтийская Республиканская Партия" во главе с Сергеем Пасько предлагает самый радикальный подход. Эта партия агитирует за право Калининграда заключать с ЕС торговые сделки и регулировать торговлю - короче, функционировать как квази-независимое четвертое прибалтийское государство. Разве практически это не равноценно отделению от России? "Мы станем ограниченно независимым государством в составе Российской Федерации, - сказал г-н Пасько. - Но мы также надеемся войти в состав ЕС".

Заместитель мэра Сильвия Гурова так далеко не идет. Не хочет этого и губернатор области, бывший командующий Балтийским флотом Владимир Егоров. Однако в Кремле растет недовольство, даже гнев. А среди калининградцев - владельцев магазинов, студентов университета, правительственных чиновников - наблюдается очевидное стремление следовать своим собственным курсом, которому ничто не должно препятствовать. Уйдет ли Москва с дороги?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.