Это был ужин с достойными людьми. Директор библиотеки Конгресса США Джеймс Биллингтон (James Billington) пригласил в одну из сред сентября 2002 года парламентариев США, специалистов по России и предпринимателей, чтобы отметить создание Фонда «Открытая Россия». Для этого нефтяной магнат Михаил Ходорковский раскошелился на 16 миллионов долларов США.

Трудно оспаривать то, что это кое-что принесло - и не только после того, как его нефтяная компания «Юкос» объявила о поглощении конкурента «Сибнефть». Говорят, что Ходорковский самый богатый человек России. В начале 2002 года американский экономический журнал "Forbes" оценивал его состояние в размере 3,7 млрд. долларов США. Когда в июле прошлого года «Юкос» открыл информацию об отношениях собственников в компании, то оказалось, что состояние крупного акционера Ходорковского тянет даже на 7,8 млрд. долларов США.

Этого 39-летний Ходорковский, человек с тихим высоким голосом, предпочитающий появляться в джинсах и хлопчатобумажных трикотажных рубашках, а не в костюме и галстуке, достиг благодаря усердию и коммуникабельности, идейному богатству и хорошим связям. Он закончил свое обучение химии в тот момент, когда завершающийся этап существования Советского Союза открывал невиданные возможности для накопления состояний. Ходорковский, используя свое положение функционера коммунистической комсомольской молодежной организации, при поддержке влиятельных директоров заводов и высокопоставленных чиновников Государственного комитета по науке, Центрального банка, а, возможно, и КГБ воспользовался лазейками в советских экономических законах. Основой его богатства стали сделки сомнительного характера с деньгами, собственно, предназначавшимися для расчетов между государственными предприятиями, импорт западных компьютеров и фальсифицированного коньяка, а также хитрые уловки с валютой.

Он, само собой разумеется, не забывал и тех функционеров, которые дали ему стартовый капитал, в случае нужды избавляли от внимания милиции - а в 1998 году выдали ему лицензию на работу кредитно-финансового института. Вскоре самым крупным клиентом банка «Менатеп» стало Министерство финансов.

И все же решающий шаг к положению миллиардера Ходорковский сделал в конце первого президентского срока Бориса Ельцина. В конце 1995 года в ходе ваучерной приватизации государственной собственности он получил права на нефтяной концерн «Юкос», уже тогда стоивший не один миллиард долларов. За 45 процентов акций он заплатил на девять миллионов долларов больше стартовой цены, составлявшей 150 миллионов долларов США. Вскоре после этого он обеспечил себе очередные 33 процента и тоже по дружеской цене.

В 1996 году Ходорковский входил в круг людей, финансировавших избирательную кампанию Ельцина. Сегодня он не забывает восхвалять как «идеального президента» Владимира Путина. Но на очередных парламентских выборах собирается поддерживать либеральную партию «Яблоко» и «Союз правых сил». Пока же нефтяной магнат принял немало мер, чтобы восстановить свой имидж. Еще в июне 2001 года он встречал журналистов в своей главной резиденции в Москве фразой «Честность, открытость, ответственность». Правда, некоторые зарубежные инвесторы иного мнения на этот счет: например, немецкий банк "Westdeutsche Landesbank" ("WestLB") и американский миллиардер Кеннет Дарт (Kenneth Dart). В 1999 году Ходорковский переводил громадные состояния дочерних фирм на одну акцию - "WestLB" и Дарт, являвшиеся акционерами некоторых из них, были вынуждены, доведенные до нервного истощения, в конечном счете, продать свою долю.

За стремлением Ходорковского казаться честным человеком с некоторым скепсисом следит не только журналистка Юлия Латынина, специализирующаяся на экономической проблематике. Но она тот человек, которому сказала красивую фразу: «Как волка ни корми, он все в лес смотрит».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.