Приняты ограничения действия "Закона о печати" и закрыт последний независимый телеканал.

Дух гласности в России Владимира Путина испаряется. Прошло более четырнадцати лет с того момента, как заседание первого после распада Советского Союза парламента реформистов было показано в прямом эфире. Сегодня же россияне лишены возможности наблюдать за полемикой в Государственной Думе, которая не так давно обсуждала (и отклонила) проект резолюции о цензуре критики в адрес правительства. Закрытие последнего независимого федерального телеканала и принятие верхней палатой парламента России поправок к "Закону о печати", либеральному документу, датируемому 1991 годом, стали последними мазками в той тревожной картине, что проявляется в России всего лишь за несколько месяцев до выборов.

Многие наши коллеги-журналисты в частных беседах рассказывают, что в сегодняшней России в порядке вещей стали цензура и отказ предоставить телеэфир политикам, выступающим с критикой в адрес Путина, и политическим партиям-соперникам пропрезидентской "Единой России"; имеют место пропаганда (явная или скрытая) этой партии и поступающие по телефону из Кремля указания.

Президент фонда защиты гласности Алексей Симонов полагает, что ситуация со свободой прессы "медленно ухудшается", причем таким образом, что большая часть средств массовой информации даже не реагирует на сгущение туч, потому как официально в обществе по-прежнему царит открытость. В провинции же преследование критически настроенных к власти журналистов идет в открытую. В Перми, на Урале, проводится судебное разбирательство в отношении двух редакторов газеты "Звезда", обвиняемых в разглашении государственной тайны. А на юге России, в Краснодаре, местные власти выделяют покладистым СМИ деньги из краевого бюджета.

Введенные недавно поправки к "Закону о печати" были освящены именем президента и стали своеобразным дополнением к новому законодательству о выборах. Подобные ограничения ставят в крайне уязвимое положение средства массовой информации во время выборов - в декабре этого года в России должны пройти выборы депутатов Госдумы, а в марте следующего уже президентские выборы - потому как они дают в распоряжение властей все инструменты, необходимые для борьбы с независимыми изданиями и для введения временных запретов на публикации, не соответствующие несколько туманным критериям проведения предвыборной пропаганды. Избирательные комиссии, которые в большинстве своем являются одним из инструментов давления в вертикали власти Кремля, впредь будут иметь право обратиться в суд с требованием закрыть то или иное издание.

По мнению Симонова, подобные нововведения призваны защитить кандидатов от любопытства прессы и гарантируют им возможность скрывать некоторые факты своей биографии. "Любую информацию или аналитическую статью можно считать частью предвыборной агитации", - говорит Симонов, ссылаясь на запрет о распространении сведений о жизни и деятельности кандидатов в депутаты, потому как подобные данные могут повлиять на решение избирателей. Кремль не обратил ни малейшего внимания на жалобы журналистов, что такие ограничения вполне явственно носят двусмысленный характер.

Конец целой эпохи

Отключив вещание телеканала ТВС, Министерство печати положило конец целому этапу истории, начавшемуся в девяностых годах с основания НТВ, принадлежавшего на тот момент Владимиру Гусинскому. После столкновения с Владимиром Путиным Гусинский был вынужден покинуть страну, а журналисты телеканала НТВ во главе с Евгением Киселевым нашли прибежище на ТВ-6, принадлежавшем другому олигарху, не пожелавшему играть по предложенным Путиным правилам - Борису Березовскому. Как и Гусинский, Березовский лишился своего канала в 2002 году. Благодаря финансовой поддержке группы влиятельных предпринимателей, его восстановили журналисты под названием ТВС. Недостаток финансирования канала повлиял не только на программу вещания, но и обусловил увеличение объемов рекламы в эфире. По словам пресс-секретаря ТВС Татьяны Блиновой, телеканал привлекал к себе внимание критично настроенной к происходящим событиям аудитории "хорошо образованной, но не богатой". Сегодня на частоте вещания закрытого независимого телеканала идут программы спортивного телевидения, а команда журналистов во главе с Киселевым ищет новое место работы. По мнению Симонова, нет никаких сомнений в том, что, несмотря на реально существовавшие экономические проблемы, "ТВС был все же ликвидирован в преддверии предстоящих выборов, в то время как сам прецедент дает представление о модели поведения властей по отношению к тем, кто позволяет себе говорить с ними на равных".

Влияние телевидения в такой огромной стране как Россия переоценить сложно. В провинциях центральная пресса распространяется неравномерно, поэтому оказывается, что содержание и видеоряд, демонстрируемый по одному из двух общенациональных каналов (ОРТ и "Россия"), определяет взгляд на политическую ситуацию в стране. "Частота появления перед телекамерами" - как называет это явление лидер коммунистов Геннадий Зюганов - варьируется в зависимости от веса политического лидера и исторического момента. Глава "Яблока" Григорий Явлинский, поддерживающий Путина, может высказывать свою точку зрения на телевидении, а Борису Немцову, выступающему с критикой в адрес президента, такая возможность предоставляется редко. Один из фаворитов предвыборной кампании - коммунисты - либо игнорируются, либо критикуются.

Характер вопросов, заданных журналистами Путину на недавней пресс-конференции, показывает, что в России сформировался класс послушных журналистов, воспринимающих приглашение Кремля как нечто экстраординарное, в то время, как подобные встречи должны проводится систематически.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.