В комментарии обозревателя Le Figaro Лор Мандевиль, опубликованном под заголовком "Незаметное приручение российской прессы" , отмечается: "Это сродни климатическим изменениям. Непонятное состояние духа, на первый взгляд не всегда заметное. Но для любого наблюдателя, хоть немного знакомого с российской действительностью, уже ясно: Россия стремительно прощается с тем, что может считаться одним из главных достижений ельцинского периода: независимостью своих СМИ и их функцией противовеса власти.

И дело вовсе не в том, что в России больше нет газет. Напротив, их сейчас более чем достаточно. Книжные магазины и газетные киоски полны журналов, специализирующихся по вопросам здоровья, экологии, секса или трикотажа. Можно также найти десятки газет общего направления. Однако роль сегодняшней журналистики больше схожа с ролью "писаря в суде".

Сегодня в СМИ нет детального анализа адской чеченской войны, которая, согласно независимым оценкам, каждый месяц уносит жизни около 100 российских солдат и десятков чеченских граждан. Никакого углубленного анализа состояния больших олигархических групп, которые продолжают контролировать более 70% российской экономики. Никаких журналистских расследований о бывших сотрудниках КГБ, ставших преуспевающими магнатами, или об их подковерной борьбе с олигархами первого поколения.

Некогда зубастая российская пресса стала безликой, и теперь в ней публикуются отчеты властей о проделанной работе или заказные материалы той или иной олигархической группы. К примеру, закрытие в конце июня общенационального частного телеканала ТВС практически не вызвало никакой критической реакции у других СМИ, за исключением двух или трех оппозиционных СМИ («Эхо Москвы», газеты «Коммерсант», «Новая газета» и, конечно, Интернет).

Российские СМИ также вяло отреагировали на новость о возбуждении уголовного дела против самого богатого нефтяного магната Михаила Ходорковского, который заявил о своем намерении поддержать в ходе декабрьских выборов в парламент оппозиционно настроенного либерального реформатора Григория Явлинского. Кроме «Новой газеты», главный редактор которой Игорь Щекочихин только что умер в результате подозрительного "аллергического приступа", практически ни одна российская газета не занимается расследованием причин терактов чеченских женщин-камикадзе, которые в октябре участвовали в страшном захвате заложников в «Норд-Осте». Не расследуются также мотивы терактов, совершенных недавно в Москве во время многотысячного концерта и унесших жизни почти 20 человек.

Еще один признак ползучего возвращения СМИ к советским временам: пресс-конференции ограничиваются все больше тем, что на них представители властей говорят хорошие слова журналистам, которые подчиняются новым правилам игры. Когда в конце июня в Кремле в ходе встречи Путина с российскими и иностранными журналистами один из представителей СМИ заявил президенту, что журналисты "теряют свои права", глава государства довольствовался лишь заявлением о своей приверженности "принципу свободы информации". Однако недавние поправки к закону о печати, утвержденные парламентом, позволяют властям приостанавливать выпуск СМИ, которые будут «искаженно» освещать избирательную кампанию!"

В другом комментарии Лор Мандевиль, опубликованном в Le Figaro под заголовком «Как Путин закрыл телеканал», анализируются причины финансового краха ТВС. "Канал ТВС был ликвидирован не из-за финансовых причин, как утверждают власти, а из-за того, что добивался статуса оппозиционного», - говорит известный журналист Виктор Шендерович. Он был главным редактором сатирической программы на ТВС, но сейчас у него трибуны. В июне этот телеканал, который всего за один год завоевал доверие 8 миллионов телезрителей, прекратил свое существование, уступив место каналу спортивному.

Шендеровича проинформировали, что он стал персоной нон-грата на государственных каналах. "Конец телеканала ТВС - это серьезное событие в жизни российского общества, - вздыхает журналист. - Так как отныне ни один телеканал не сможет предупредить россиян о манипуляциях, которые им навязывает власть. Сегодня все общероссийские телеканалы оказались в руках государства, как это было в советские времена. После десяти лет свободы мы возвращаемся в обычное для нас состояние порабощения».

Виктор Шендерович стал телезвездой в начале 90-х годов, когда была создана медиа-империя магната Гусинского. Президент Ельцин придавал большое значение свободе печати, что способствовало появлению команды телеканала НТВ, который в период первой чеченской войны (1994-1996 гг.) прекрасно справился с ролью противовеса официальной власти. Но с отставкой Ельцина Гусинский и НТВ оказались в ловушке: канал был безжалостно наказан за то, что поддержал на президентских выборах не Путина, а его соперника. Гусинский оказался в тюрьме, затем вынужден был покинуть страну.

Чтобы остановить волну возмущения общественности, Кремль решил создать новый, наполовину независимый, телеканал, который фактически должен был оставаться под контролем властей. Большинство журналистов НТВ согласилось с этой идеей, но список акционеров будущей компании из числа олигархов тщательно отбирался Кремлем. "Создали лошадь, но в такой упряжке, что животное не смогло ни прыгать, ни скакать», - говорит журналист Сергей Пархоменко. В странной упряжке оказались лидер либералов Анатолий Чубайс, а также близкий к Кремлю алюминиевый магнат Олег Дерипаска.

"Мы знали, что Дерипаска выполнял приказы, и его миссия состояла в том, чтобы следить за Чубайсом, но у нас не было выбора», - вспоминает Шендерович. После того, как акционеры не смогли договориться, финансовое положение телекомпании резко ухудшилось. И когда весной Анатолий Чубайс предложил выкупить акции своих партнеров, он столкнулся с отказом Кремля. "Без согласия президента он ничего не мог сделать. Во время празднования 300-летия Санкт-Петербурга он поехал туда на встречу с Путиным, но вернулся с пустыми руками», - рассказывает Шендерович, для которого закрытие ТВС означает тяжелое поражение либералов".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.