Закончить революцию всегда сложнее, чем начать ее: Франция прекрасно об этом знает. Но ей повезло: через десять лет после Великой Французской Революции появился Наполеон Бонапарт (Napoleon Bonaparte) и спас страну.

У большевистской революции подобных проблем не было, потому как Владимир Ленин, а за ним и его верный наследник Иосиф Сталин очень быстро стали применять политику железной руки. Вторая - сегодняшняя - российская республика никак не может выйти из хаоса, порожденного еще правлением Михаила Горбачева, но президент Владимир Путин постепенно приобретает определенные черты французского Бонапарта.

Свою власть Наполеон построил на поддержке армии и политике. Путин также. Не так давно я написал, что наступление, предпринятое Путиным против крупнейших российских нефтепромышленников, напоминает мне еще более радикальные меры, применявшиеся Бонапартом против магнатов Французской Революции.

В этой статье я хочу показать, что религиозная политика, проводимая Путиным, соответствует той же наполеоновской логике.

В конце XVIII-го столетия папство было практически уничтожено, причиной тому стали удары, нанесенные Французской Революцией по Церкви (папа умер в одной из французских тюрем). Католическая церковь во Франции находилась под тотальным контролем, можно даже сказать, что она была практически уничтожена. Один из сторонников политики Террора Жозеф Фуше (Joseph Fouche), названный Стефаном Цвейгом (Stefan Zweig) "зловещим гением", направлял своих подчиненных украшать входы усыпальниц фразой: "Смерть - это вечный сон".

Наполеон Бонапарт был скорее классическим сыном Средиземноморья, чем романтиком и революционером, и для христиан он стал настоящим божьим даром. И не будет преувеличением сказать, что он спас папство. Однако, стоит задаться вопросом о цене этого спасения. Уступки, подчинение Церкви государству, как это было во времена правления Карла Великого, византийских императоров или при царе всея Руси.

Большевистская революция стала проводить тотальное уничтожение религии в стране, большая часть населения которой была православной (другие, существовавшие в Российской Империи конфессии - мусульмане, иудеи, буддисты, католики, протестанты и различные "сектанты"). При проведении антицерковной политики в ход шли любые методы: физическое уничтожение, разделение, осведомители, манипуляции. При этом борьба была развернута настолько широко, что некоторые сегодняшние владыки церкви в прошлом были агентами КГБ. В 1988 году при подготовке к празднованию тысячелетия крещения Киевской Руси князем Владимиром, в самый разгар начатой Горбачевым "перестройки", было объявлено о терпимом отношении в церкви, в скором времени превратившемся в свободу совести для всех и каждого.

Ни Борис Ельцин, ни Горбачев никогда не притворялись верующими христианами: в отличие от многих коммунистов и бывших коммунистов, которые периодически выказывают вызывающую подозрение набожность.

Владимир Путин, подобно своему великому предшественнику князю Киевскому, был крещен и, согласно абсолютно всем свидетельствам, является верующим искренним и убежденным; также как и его супруга: у обоих есть свой духовный наставник. Путин не только лично присутствует на длинных и очень красивых православных службах - и в качестве частного лица, и в качестве президента - но и постоянно приглашает иерархов Русской Православной Церкви на все официальные мероприятия.

Во время своей последней поездки в Соединенные Штаты Путин встретился с представителями РПЦ за границей. Стоит напомнить, что эта церковь образовалась в двадцатых годах прошлого века, когда предпринятое большевиками преследование Православной Церкви привело к ее разделению: по одну сторону оказались те, кто смирился с советской властью и стали с ней сотрудничать ради спасения института Церкви в России, даже рискуя при этом спасением души; по другую же сторону остались те, кто не захотел признать власть Советов. Они образовали РПЦ за границей, которая в настоящий момент насчитывает несколько миллионов верующих во всем мире. За 12 лет существования второй российской республики, две церкви так и не смогли найти путей к примирению.

Во время этой встречи Путин произвел сильное впечатление на иерархов РПЦ ("Этот человек - верующий, это написано у него на лице", - сказал первоиерарх РПЦ). Российский президент говорил о своем желании объединить две православные Церкви и о том важном для России значении, которое имело существование нескольких тысяч православных приходов за пределами страны: единственная в своем роде сеть по прославлению культуры и величия России.

Наполеону досталась обескровленная, умирающая католическая церковь, разделенная на Церковь мучеников и катакомб и конституционную Церковь. Наследие перечеркивалось и начинался новый отсчет: Бонапарту удалось восстановить единую Церковь.

Если Путин сможет добиться того же, его икона займет свое место в церковных и частных иконостасах. Какой ценой? По мнению православных христиан, уже был восстановлен древний союз, заключенный между князем Киевским Владимиром и Церковью.

Подобная культурная преемственность не должна никого удивлять. Если были священники, преклонившиеся перед Сталиным и его преемниками, как не благословить православного президента, оказывающего содействие РПЦ?

Итак, вернемся к предыдущей ситуации, то есть большевистской революции. Тогдашние притеснения коснулись не только православной церкви, но и других конфессий. Согласно Конституции, в России признана свобода вероисповедания и Церковь отделена от Государства: бюрократия и РПЦ работают вместе для того, чтобы ограничить свободу вероисповедания других христиан.

Один лишь пример: на протяжении уже нескольких лет Армия Спасения подвергается преследованиям под тем предлогом, что это "парамилитаристская организация", без комментариев. Путин не заходит также далеко, как и нетерпимые православные националисты, но при этом позволяет им действовать. И это прибавляет российскому президенту популярности, так же как и развернутая против олигархов борьба.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.