Ольга Крыштановская - социолог. Ее деятельность можно назвать танцами с волками. Уже более десяти лет она является ведущим экспертом России по политическим, деловым и силовым элитам.

Но даже г-жа Крыштановская говорит, что она обеспокоена своими собственными недавними открытиями. С тех пор, как четыре года назад к власти пришел Владимир Путин, она наблюдает постоянный приток силовиков во власть, которые приносят с собой идеи государственного контроля над экономикой, авторитарные методы и солдафонское пренебрежение к гражданским ценностям.

"Раньше выходцы из силовых ведомств в основном делали работу, связанную с обеспечением безопасности государства, - говорит Крыштановская, - однако сейчас они занимают высокие должности практически в каждом министерстве и ведомстве".

Многие эксперты обеспокоены происходящим в путинскую эпоху вторжением силовиков в коридоры власти. По подсчетам Крыштановской, около 60 процентов представителей окружения Путина, который сам является бывшим офицером КГБ, ранее служили в армии или органах безопасности. Около трети членов правительства являются силовиками, как и 70 процентов персонала семи полномочных представителей Путина в федеральных округах.

Более того, по словам Крыштановской, силовиков намеренно назначают на высокие государственные посты, что напоминает сталинскую систему назначения комиссаров для наблюдения за профессиональными управленцами, чья лояльность может вызывать подозрение. Например, у министра юстиции Юрия Чайки четыре заместителя-силовика, у министра торговли и экономического развития Германа Грефа - три, столько же и у министра по связи и информатизации Леонида Раймона (так в тексте, на самом деле фамилия министра Рейман - прим. пер.). "Даже у министра печати Михаила Лесина есть заместитель - генерал ФСБ, - говорит Крыштановская. - Практически у каждого члена правительства есть заместитель-силовик".

Уже не в первый раз Крыштановская озвучивает свои опасения, связанные с тревожными изменениями на вершине российского общества. Десять лет назад она предупреждала, что бывшие коммунистические функционеры пошли в бизнес, банки и политику - что, по ее словам, может затормозить развитие институтов демократии и рыночной экономики. Теперь, как отмечает Крыштановская, приток силовиков во власть предвещает "зарождение более жесткой, авторитарной политики".

Рука силовиков уже чувствуется в усилении нажима на СМИ, в массовом использовании "административных ресурсов" в целях поддержки прокремлевской партии в ходе выборов, и в недавнем аресте олигарха Михаила Ходорковского.

Также недавно министерство образования запретило ранее одобренный им учебник по истории, в последнем издании которого содержалось задание, требующее от учащихся обсудить, не установил ли Путин в России авторитарный режим. На встрече с историками Путин поддержал приказ министерства, заявив: "Учебники не должны давать почву для новых политических баталий. Они должны содержать исторические факты и прививать молодежи чувство гордости за свою историю и страну".

Еще одним косвенным признаком растущего влияния силовиков является проводимая мэром Москвы Юрием Лужковым кампания по выселению сотен горожан из центра города для того, чтобы предоставить ФСБ место для жилых и офисных зданий. Чиновник московского правительства, просивший не называть его имени, сообщил, что жители будут в принудительном порядке переселены в пригород, а около 20 процентов реконструированных зданий будут переданы органам безопасности.

"Приток силовиков в правительство уже оказал негативное влияние на демократию, - говорит Виктор Кременюк, заместитель директора Института США и Канады. - Эти люди чувствуют, что демократические правила и прозрачность мешают им выполнять их миссию по восстановлению порядка. Они считают, что стране нужна стабильность, которая, по их мнению, заключается в уменьшении количества выборов, уменьшении степени вмешательства парламента и средств массовой информации в государственные дела и в сведении на нет дебатов в обществе".

У силовиков кроме опыта службы в органах безопасности есть и еще кое-что. "Они приносят во власть нечто вроде мафиозного подхода, - говорит Кременюк. - В других ветвях власти они будут сотрудничать только с себе подобными. У них есть ощущение, что они - избранные, и они абсолютно уверены в своем праве быть у власти".

У них есть и общая идеология, которую некоторые эксперты описывают как идею верховенства государства. "Когда эти ребята говорят об усилении государства, они имеют в виду абсолютную лояльность нижестоящих вышестоящим, - отмечает эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров. - Они думают, что интересы личности гораздо менее важны, чем интересы государства".

У экспертов нет единого мнения, был ли взлет силовиков запланирован или произошел случайно. Некоторые считают, что основной причиной этого стала старая российская бюрократическая система. "У Путина не было широкого круга сторонников, на которых он мог бы опереться, придя к власти, поэтому он привел в Кремль пару десятков своих старых коллег из КГБ, - говорит Кременюк. - Они привели своих друзей, те - своих, и так далее".

Другие утверждают, что государственные институты просто отвечают на запросы населения, которое хочет, чтобы после периода социального и экономического упадка и беззакония наступило национальное возрождение. Результаты прошедших в этом месяце выборов в Государственную Думу, на которых подавляющее большинство голосов получила пропутинская партия и националисты, рассматриваются большинством экспертов как одобрение курса Путина.

Куда приведет эта тенденция, пока остается открытым вопросом, одним из тех, которые беспокоят Крыштановскую. "Я уверена, что Путин считает, что он может контролировать использование власти, и может нажать на тормоз в любой момент. Однако тенденция к авторитаризму представляет собой очень скользкий уклон, и, попав на него, мы не сможем остановиться".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.