Москва, 5 января 2004 года (UPI). Российский президент Владимир Путин после встречи в конце прошлого года с обеспокоенными бизнесменами своей страны сделал одно высказывание, которое произвело впечатление тщательно подготовленной импровизации. Отвечая на вопрос, будут ли новые аресты бизнесменов вслед за делом нефтяной компании "ЮКОС" и продолжающимся содержанием под стражей ее бывшего генерального директора Михаила Ходорковского, президент сказал, что можно ожидать до семи (новых арестов - прим. пер.). В средствах массовой информации немедленно начались спекулятивные рассуждения на тему, кто бы мог войти в эту семерку несчастных. В то же время те, кого можно было бы именовать кремлевской Великолепной Семеркой, или "силовики", сегодня имеют возможность диктовать деловому сообществу условия сотрудничества с Кремлем и утверждать бесспорные полномочия Кремля в определении будущего России.

Не было ли вышеприведенное высказывание Путина намеком на то, чего следует ожидать, или же просто завуалированной угрозой, что Кремль намерен продолжить преследование членов делового сообщества, которые, по его мнению, вмешиваются в политику и подкупают должностных лиц. Вечно загадочный Путин, скорее всего, хотел послать оба сообщения. Кремлевская машина по связям с общественностью хорошо знает силу противоречивых сигналов: пересмотра заключенных при бывшем президенте Борисе Ельцине приватизационных сделок не будет, однако следует ожидать уголовного преследования тех лиц, которые имели к ним касательство. Кремль хочет и червячка съесть, и на крючок не сесть.

Можно лишь гадать, кого еще могут арестовать в ходе продолжающейся акции Кремля по укрощению когда-то "бандитского капитализма" России. Если Кремль будет равноправно применять закон ко всем тем, кто обогатился во время перехода страны от коммунизма, придется создавать новый ГУЛАГ. "Силовики" это знают и решили следовать определенной стратегии - которая доказала свою действенность в российской истории - выборочно наказать немногих, чтобы на их примере напомнить многим, что только государство определяет будущее страны. По прошествии десятилетия "власть предержащие" под руководством Путина начали возвращать Россию к ее естественному политическому эквилибриуму.

Большинство "силовиков" прячутся от рамп средств массовой информации, хотя вычислить их нетрудно - в отличие от той семерки несчастных, которые ожидают ареста. В кремлевскую Великолепную Семерку входят как хорошо известные, так и неприметные персонажи.

Первым делом необходимо назвать министра обороны Сергея Иванова и Бориса Грызлова, бывшего министра внутренних дел, ставшего ныне спикером Государственной Думы. Иванова считают самым близким другом и единомышленником Путина. Так оно и есть на самом деле. Хотя его превозносят как первого гражданского министра обороны, Иванов сделал долгую и славную карьеру в бывшем Комитете государственной безопасности (КГБ). Грызлов мало чем от него отличается. Он тоже служил в КГБ.

Двумя "силовиками", вызывающими наибольший интерес, являются заместители главы президентской администрации Игорь Сечин и Виктор Иванов. О них обоих почти ничего не известно, кроме, разве что, того факта, что оба служили в силах безопасности и являлись преданными сподвижниками Путина в дни его службы на государственной должности в Санкт-Петербурге. Считается, что оба являются консерваторами в политике, высоко ценят порядок советского прошлого. Оба также имеют возможность решать, с кем Путин встречается, и какие документы он подписывает.

Три других члена Великолепной Семерки - Николай Патрушев, глава Федеральной службы безопасности (ФСБ), которая стала наследницей КГБ; Владимир Устинов, Генеральный прокурор; и генерал-лейтенант ФСБ Константин Ромодановский, который в Министерстве внутренних дел возглавляет Службу внутренней безопасности. Эта троица занимается повседневной работой "силовиков". Именно эти люди подготавливают документы на тех, кого нужно арестовать или лишить благосклонности Кремля.

Патрушев, известный фаворит Путина, выгораживает своего босса, возлагая вину за все плохое в России на "пятую колонну" и "террористические элементы". Устинов, бывший протеже ельцинского режима, действовавшего под девизом "Кради все, что можешь", очевидно, переметнулся в другой лагерь и присоединился к "силовикам", продемонстрировав свою лояльность путем безустанного преследования Ходорковского и других должностных лиц "ЮКОСа".

Ромодановский является самым интересным из семи - он надзирает за милиционерами. Нападки на тех, кого в России называют "олигархами" (миллиардеры, накопившие богатства в ельцинскую эпоху, оказывая Кремлю политические услуги), и на нынешних кремлевских чиновников являются сигналом для всех "встать в общий строй". Большинство западных СМИ, равно как и российских, фокусируют внимание на нападках Путина на сверхбогатеев, не учитывая того, что новый кремлевский порядок включает также и "прополку" коррумпированных должностных лиц, которые легко поддаются подкупу со стороны бизнесменов, надеющихся таким способом обойти установленные правительством бессмысленные порядки и правила.

Великолепная Семерка сумела запугать несчастную семерку, а также и многих других людей. Они обладают достаточной властью, чтобы уничтожить всякого, кто встанет у них на пути. Еще предстоит выяснить, как они себя поведут в период всеми ожидаемого второго президентского срока Путина, хотя никто не сомневается в том, что они обладают властью, чтобы определять ближайшее будущее России.

Россия не "потеряна". В отличие от эры правления крайне непредсказуемого Ельцина, сегодняшний Кремль способен вести Россию к новому будущему. То, насколько "силовики" сознают, что именно было неладно в советском прошлом, и что необходимо делать с нынешней Россией, чтобы это исправить, станет определяющим в вопросе о том, какой запомнится людям Великолепная Семерка.