Маша Лимпан является редактором журнала "Pro et Contra", который издается под эгидой Центра Карнеги

Москва, 12 января 2004 года. Ирина Хакамада, известный российский либеральных политик, объявила, что вступает в гонку за президентство. Выборы состоятся в середине марта, и самовыдвижение Хакамады в последнюю минуты явилось неожиданностью даже для ее собственной партии, Союза правых сил (СПС).

Избиратели, поддерживающие российских либералов, были обескуражены недавним поражением двух российских либеральных партий на парламентских выборах в декабре прошлого года (ни одна из этих партий не прошла в думу). Либералы находятся в замешательстве относительно того, что им делать. Хакамада, быть может, и является популярной фигурой, поборником демократических ценностей, однако ее потенциальные сторонники с трудом верят в то, что ее выдвижение в кандидаты не было согласовано с Кремлем, а потому они не особенно хотят компрометировать свое волеизъявление путем участия в руководимой Кремлем игре.

В самом деле, в сегодняшней России вся политика жестко контролируется кремлевскими надзирателями. Можно сказать и по-иному: в России нет больше публичной политики. Парламентские выборы в декабре явились яркой иллюстрацией могущества государственной власти: президентские помощники обеспечили прокремлевское большинство более чем в две трети в думе, которая стала в основном однопартийным органом.

В условиях, когда президент Владимир Путин практически не имеет соперников, а демократические процедуры сильно скомпрометированы, либеральные партии рассматривали возможность бойкота президентских выборов. До самовыдвижения Хакамады выбор для российских либералов ограничивался голосованием "против всех" или полным неучастием в выборах. "Соперников" г-на Путина тщательно выбирали президентские помощники с тем, чтобы на их фоне российский президент смотрелся лучше. В результате предстоящая гонка стала казаться абсурдной шуткой.

Два бывалых кандидата в президенты, лидер коммунистов Геннадий Зюганов и ультранационалистический фигляр Владимир Жириновский, не будут участвовать в гонке. Это двое закаленных политических борцов, возможно, посчитали, что им лучше не выступать в роли прямых оппонентов Путина. Ходят слухи, что они приняли свое решение после "консультаций" в Кремле. Путинским помощникам в самом деле не нравилась идея, что действующему президенту станут противостоять политики, пользующие ощутимой поддержкой, особенно такие отвратительные, как Жириновский.

Кремль держит в узде партийных лидеров: он легко может лишить финансирования любую политическую партию. После того как нефтяной магнат Михаил Ходорковский очутился в тюрьме, никакой здравомыслящий бизнесмен не захочет спонсировать какую-нибудь партию без одобрения Кремля. Противостояние с Кремлем стало очень непопулярным в российской элите, в бизнесе и в политике.

Оба вышеназванных партийных лидера выставили вместо себя уполномоченных лиц. Жириновский, который никогда не упускает возможность превратить политику в фарс, назвал кандидатом своего личного телохранителя Малышкина. О нем мало что известно, кроме разве что того факта, что у него проблемы со слухом, и что он поколотил одного из оппонентов Жириновского на жарких теледебатах во время недавней кампании по выборам в думу. Партия Зюганова выдвинула одного из своих руководителей второго эшелона.

В числе других кандидатов называют сверхбогатого фармацевтического короля Владимира Брынцалова и спикера верхней палаты парламента Сергея Миронова, который, как это ни странно, вступает в президентскую гонку, будучи пылким сторонником действующего президента. Националистическая партия "Родина", созданная кремлевскими помощниками незадолго перед декабрьскими выборами в думу, назвала кандидатами в президенты двух своих лидеров. Иван Рыбкин, верный сподвижник находящегося в изгнании магната Бориса Березовского, также подал заявку на участие в гонке.

По общему мнению, любого из вышепоименованных соперников могут отстранить от участия в гонке, либо они сами могут снять свою кандидатуру, если Кремль сочтет их участие нежелательным. Считается также, что Путин не станет унижать свое достоинство, участвуя в политических дебатах с такими слабыми соперниками.

Оставалась единственная проблема, что такие неконкурентные и политически бессмысленные выборы могут не заинтересовать избирателей, и тогда явка будет низкой. Теперь, когда в гонку вступила Хакамада, даже эта малозначимая проблема, кажется, исчезла: если такой либеральный политик как Хакамада серьезно воспринимает эти выборы, критикам куда труднее отвергнуть их как бессмысленные. Идея бойкота выборов, скорее всего, тихо завянет (некоторые, по меньшей мере, коллеги Хакамады, которых ее решение застало врасплох, вероятно, одобрят ее самовыдвижение; к ним вполне может присоединиться некоторая часть членов либеральной партии "Яблоко"). Возможно, Хакамаде даже позволят критиковать Путина - нечто неслыханное в сегодняшней России. Ведь, в конце концов, это внесло бы некоторую живость в избирательную кампанию, которая стала бы выглядеть более легитимной.

Хакамада знает, что ее участие в гонке устраивает Кремль; она заявляет, что обратит это обстоятельство себе на пользу. Представляется, что у нее есть все мотивы, чтобы стать полноправным кандидатом от оппозиции. Разумеется, она никоим образом не может быть истинным соперником Путина: ее партия получила менее 4% голосов в декабре, а она сама потерпела фиаско в одномандатном округе Санкт-Петербурга. Против нее говорят и некоторые другие факторы, в том числе то, что она является женщиной в мире политики, где господствуют мужчины, а также ее необычная этническая принадлежность (она наполовину японка). Фактически Кремль все еще может не разрешить ей стать соперником Путина. Для того чтобы ее фамилия была занесена в бюллетень, ей необходимо собрать 2 миллиона подписей в свою поддержку. Конечным сроком является 28 января, и успех этой трудной и дорогостоящей работы будет зависеть от благорасположения Кремля.

Хакамада наотрез отказывается признать, что ее выдвижение в кандидаты было согласовано с Кремлем. Но в жестко контролируемом мире российской политики подобное заявление, естественно, было встречено с недоверием. Это старый парадокс кандидатуры Хакамады: единственное, чем бы она могла доказать свою добросовестность как кандидата в президенты, это неспособность собрать к сроку 2 миллиона подписей, ибо это означало бы, что Кремль саботировал ее усилия. Разумеется, это значило бы также, что она не будет участвовать в гонке как таковой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.