Москва, 12 января 2004 года (UPI). Состояние отношений между любыми двумя странами почти всегда представляет собой сочетание того, каковы они в действительности есть, и того, какими их преподносят. Американо-российские отношения не являются исключением. С того момента, когда 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты подверглись нападениям террористов, американо-российские отношения стали в значительно большей мере такими, какими их преподносят, чем такими, каковы они в действительности есть. Были сделаны мелкие взаимные уступки - по большей части с российской стороны. Основной общей ценностью во внешней политике является война против международного терроризма.

Представляется, однако, что даже эта основная ценность недостаточна для многих должностных лиц внешнеполитического ведомства США. Фактом является то, что многие в администрации Буша-младшего (George W. Bush) не способны признать, что у России есть собственные интересы во внутренней и внешней политике, некоторые из которых отличаются от заявленных интересов США.

Неоконсерваторы во внешнеполитическом ведомстве США так никогда и не оправились от краха Советского Союза, главного идеологического противника, который служил источником их верований. Бывший российский президент Борис Ельцин не особенно тянул на утешительный приз - его непредсказуемость омрачала то, что, как полагали, должно было стать безостановочной трансформацией России в западную страну и ее интеграцией с Западом.

Затем произошла первая встреча новоизбранных президентов Джорджа Буша-младшего и Владимира Путина. Г-н Буш-младший после нее утверждал, что заглянул г-ну Путину в глаза и "сумел познать его душу". Данная г-ном Бушем-младшим г-ну Путину оценка, безусловно, должна была разочаровать многих, ибо, в конце концов, г-н Путин в прошлом служил в Комитете государственной безопасности (КГБ).

В дальнейшем г-н Путин, как до него г-н Ельцин, начал причинять неприятности. Его пришлось терпеть потому, что сразу же после нападений на США он первым позвонил г-ну Бушу-младшему. Что касается неоконсерваторов, г-н Путин купил себе какое-то время; ведь должна же когда-нибудь проявиться его бездушная чекистская натура.

Неоконсерваторам не пришлось долго ждать. Вторая половина прошлого года дала им массу оснований для того, чтобы дискредитировать Россию и г-на Путина. Во-первых, было начато уголовное преследование против крупнейшей в России частной нефтяной компании "ЮКОС" и ее руководства. Дело "ЮКОСа" было представлено как попытка "силовиков" (бывших оперативных работников КГБ) поставить Большой Бизнес под свой контроль. Второй темой стали прошедшие в декабре выборы в Государственную Думу РФ. Кремль действительно сделал все, что в его силах, чтобы обеспечить избрание в думу своих сторонников и нанести поражение своим оппонентам.

Неоконсерваторы ссылаются на дело "ЮКОСа" и парламентские выборы как на примеры постепенного возвращения России к своему советскому прошлому. Хаосу 1990-х годов, к вящей радости населения страны, пришел конец. Неоконсерваторы никак не могут примириться с тем, что население приветствует такой курс.

Но они утверждают, что хорошо знают российскую внешнюю политику. "Розовая революция" в Грузии стала для неоконсерваторов событием, которое оправдывает их утверждения, что у России сохраняются имперские амбиции. У России и Грузии имеется общая граница. Россию очень интересует то, что происходит в Грузии. Для многих Россия представляется не более чем забиякой. Другим Соединенные Штаты кажутся жадными, когда они защищают трубопровод, который должен давать Грузии ежегодный доход около 60 млн. долл. Новоизбранный грузинский президент Михаил Саакашвили вполне может оказаться таким же шовинистом, как и бывший президент Звиад Гамсахурдиа. Шовинизм порождает гражданские войны. Если такое случится, в этом станут обвинять прежде всего Россию.

Многие сочтут все вышеизложенное оправданием для внутренней и внешней политики России. Легко отыскать яркие газетные заголовки, которые утверждают, что Западу не следует "заключать в объятия" путинский Кремль. Непонятно только, почему Россия не может преследовать собственные интересы во внутренней и внешней политике, как этот делают все западные страны. Россия, как и западные страны, иногда допускает ошибки (самой большой ошибкой России является Чечня), хотя Запад, в принципе, по крайней мере, соглашается с тем, что его партнеры делают ошибки. Когда Запад станет точно так же относиться к России, можно рассчитывать, что страх перед чекистским Кремлем будет сведен к преувеличенной исторической аналогии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.