В 1995 году Джеффри Сакс (Jeffrey Sachs) и Эндрю Уорнер (Andrew Warner) выдвинули тезис, что чем больше страна впадает в зависимость от экспорта природных ресурсов, тем ниже становятся темпы ее экономического развития. Очевидным выводом стало то, что дарованные стране богатые природные ресурсы ведут к слабой экономической политике и к так называемой "голландской болезни", когда большие объемы экспорта ресурсов чрезмерно укрепляют национальную валюту, делая остальные отрасли промышленности неконкурентоспособными.

Тезис о том, что природные ресурсы являются "проклятием", стал аксиомой в нынешних экономических дебатах в России. Но так ли это на самом деле? Статистических данных в пользу этого утверждения предостаточно. Другой общераспространенной точкой зрения является то, что рента от природных ресурсов способствует авторитарному правлению. Корреляция, однако, не то же самое, что причинная связь.

Бэрри Айхенгрин (Barry Eichengreen), например, доказывает, что экономическая история Америки свидетельствует об обратном. Большие запасы природных ресурсов в Соединенных Штатах считаются одним из факторов, который способствует как экономической политике свободного рынка, так и демократии.

На экспорте природных ресурсов базируют свою экономику некоторые из наиболее индустриально развитых стран современного мира, такие, как Австралия, Канада, Швеция, Финляндия и Соединенные Штаты. Фундаментального различия между такими природными ресурсами, как золото, другие металлы, лес и нефть, не существует. Вопрос в действительности заключается в том, почему некоторые богатые ресурсами страны проводят хорошую (экономическую) политику и становятся богатыми, в то время как другие остаются бедными.

Соединенные Штаты являются наиболее ярким примером экономического успеха богатой ресурсами страны. Там природные ресурсы сразу же стали частной собственностью. Право собственности стало считаться священным. Монополий американцы не потерпели. Цены и зарплаты остались свободными.

Контраст с членами Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК) не мог бы быть более разительным. Эти страны в период 1950-1970-х годов национализировали свои нефтяные компании, сделав их государственными монополиями. Как хорошо известно, монопольная политика убивает предпринимательский дух. Не удивительно, что в большинстве стран ОПЕК появились экономические системы с сильным регулированием со стороны государства, почти не способные адаптироваться к падению цены на нефть путем снижения зарплат или социальных выплат.

Но так не обязательно должно быть. Англо-американские страны (США, Великобритания, Австралия и Канада) придерживаются своей свободной, основанной на частном предпринимательстве модели и, как можно видеть, процветают там, где другие терпят неудачу.

В последние годы их примеру следует Россия. Две крупные нефтяные компании, "Сургут" и "Лукойл", были приватизированы их руководством. Позже три крупные государственные нефтяные компании, "ЮКОС", "Сибнефть" и "Суданко", которые стали настоящим экономическим несчастьем, были проданы "чужакам". "ЮКОС" и "Сибнефть" стали величайшими примерами успеха в российской нефтяной индустрии, тогда как "Сиданко" была поглощена компанией ТНК, которая была приватизирована на сравнительно честном аукционе. Во владении государства осталась лишь "Роснефть", относительно крупная и типично плохо управляемая компания.

К 1999 году в России сложилась почти идеальная промышленная структура с десятком крупных частных нефтяных компаний, которые, естественно, стали конкурировать между собой. Добыча нефти начала расти с темпом 10% в год. Возрождение нефтяной отрасли России стало самой положительной новостью в глобальной нефтяной индустрии с момента, когда началась интенсивная эксплуатация нефтяных месторождение Северного моря.

Но что стало с этими достижениями сегодня? Власти по чисто политическим соображениям пытаются умертвить "ЮКОС". "Сибнефть", по-видимому, будет продана.

Кое-кто винит во всем приватизационные сделки конца 1995 года по схеме "займы в обмен на акции". Якобы компании переходили в частные руки за смехотворную цену, а конкуренция была слишком ограниченной. Но знает ли кто-нибудь, сколько заплатили будущие владельцы за "Лукойл" или за "Сургут"?

Многие утверждают, что в Европе и в Америке частная собственность имеет более солидную основу, чем в России. Ничего подобного; просто на Западе право собственности утвердилось несколько раньше. Сущностью успешного капитализма является согласие на существующее право собственности - и объявление его священным вне зависимости от того, каким путем была приобретена собственность. Общества, которое принимают право собственности, как правило, демонстрируют более быстрый экономический рост и лучше развивают демократию, чем те общества, которые упорно подвергают сомнению доставшееся им наследие.

Мало кто согласится с тем, что новый этап конфискаций в России приведет к более равноправному распределению собственности. Если президент Владимир Путин хочет достичь своей цели удвоения валового внутреннего продукта России в предстоящее десятилетие, ему потребуется крепкая экономика, которая может быть построена только на гарантированном праве собственности.

Андерс Аслунд является директором программы для России и Евразии Фонда Карнеги за международный мир и автором книги "Building Capitalism: The Transformation of the Former Soviet Bloc." ("Строительство капитализма: Трансформация бывшего советского блока")

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.