От забаррикадированных снежными сугробами заржавевших ворот отваливается слоями серо-зеленая краска. По выхоженным за годы коридорам ходит резкий запах лака. Пол скучного кабинета начальника покрыт линолеумом, на нем - стол с пластиковым покрытием. Ряд стульев вдоль стены, обитой материалом под дерево. Самовар и тарахтящий холодильник напоминают о чем-то знакомом: старое советское предприятие 60-х годов.

Ничто не говорит о том, что за мрачным фасадом производится самая современная в технологическом плане продукция. Да и генеральный директор санкт-петербургской компании АО "Морион" Яков Леонидович Вороховский не производит впечатления молодого бизнесмена или одного из тех, кто быстро сделал карьеру в новорусском капитализме.

Но этот 55-летний человек построил фирму своими собственными руками - и спас ее. Несмотря на угрозы мафии убить его, та хотела после развала Советского Союза прибрать к рукам здания предприятия, ему удалось сохранить коллектив предприятия, насчитывающий 1 300 человек, даже при условии, что месяцами не выплачивалась заработная плата.

Полировщицы кварца, электромеханики и исследователи, получившие в ходе приватизации 1994 года контрольный пакет акций, "спросили, не мог ли я, как человек с опытом, занять пост генерального директора", вспоминает Вороховский. "Но ведь у меня была семья". Из-за катастрофического положения с оплатой многие российские ученые в тот период уезжали из страны. Ему тоже делали "очень выгодные предложения с Запада". Но Вороховский остался: "Я хотел доказать, что высокотехнологичную продукцию можно производить и в России. Запад обойдется и без нас".

Но не без продукции, которую выпускает "Морион". "Старый товар сегодня - лишь видимость, 90 процентов нашего оборота приходится на продукцию, которая разработана не позже пяти лет назад или буквально сейчас", - рассказывает с гордостью Вороховский. Компания "Морион" занимается, прежде всего, продажей компонентов для телефонных сетей, ее клиентами являются фирмы "Nokia", "Alcatel" - и "Siemens".

Компания "Siemens & Halske" тоже стояла у колыбели предприятия: "Морион" располагается на том же месте, где немцы в 1855 году построили первый российский завод по производству телеграфного оборудования. В 1961 году были только построены новые цеха.

У Вороховского тоже немецкие корни: он родился в семье офицера Красной Армии в 1948 году в Потсдаме и рос в семье одной из жительниц Потсдама, поскольку отец постоянно находился на службе, а у матери, врача госпиталя, были продолжительные по времени дежурства. "Герда Шульц (Gerda Schulz), Потсдам, Луизенштрассе, 33", - вспоминает создающий впечатление рассеянного профессора Вороховский, так и не забывший немецкий язык.

Немецкий же язык свел его в 1991 году с одним немцем, который оказал большое влияние на его судьбу: разработчик кварцевых часов Юрген Штаудте (Juergen Staudte) переводил Вороховского на конгрессе по электронике в Лос-Анджелесе. В тот период времени фирма "Морион" выпускала кварцевые детали высокой точности для систем ракетного управления, они все еще составляют пятую часть всей продукции предприятия. Ее основная часть идет для аппаратуры мобильной связи или для спутников, используемых в гражданских целях, в 2003 году оборот в этой сфере вырос до 9 млн. долларов США.

"Основы предпринимательства и руководства людьми я усвоил из разговоров со Штаудте и вот из этого", - он достает из забитого зарубежными научными трофеями шкафа книгу "Budget Basics for Nonfinfncial Managers".

Хуже всего, вспоминает Вороховский времена перелома, был "дьявольский барьер недоверия со стороны Запада". Он должен был доказывать, "что и российская фирма в состоянии наладить в назначенные сроки серийное производство и делать все всегда с высоким качеством".

Прорыв стал возможным лишь благодаря гарантиям Штаудте о возможности поставок. Эмигрировавший без всяких средств в страну мечты, создавший в США свою собственную фирму по производству кварцевой техники и разбогатевший там Штаудте стал после знакомства с Вороховским акционером компании "Морион".

Сегодня женщины шлифуют кварц на самом современном оборудовании из Германии, из США или на своей собственной технике. Работницы в белых масках и головных уборах, с диодами в обуви с целью предотвращения попадания в генераторы чужеродного напряжения, вставляют пластины в металлические корпуса. "Это могут делать только нежные женские руки", - объясняет Вороховский большое количество среди работниц, со многими из которых он на "ты".

Но своему шефу доверяют не только сотрудники. Очень хвалит Вороховского также Райнхард Коляйк (Reinhard Kohleick) из фонда "Quadriga Capital Funds", размещающего по поручению лондонского Восточноевропейского банка развития капитал в динамично развивающиеся российские компании: "Эта компания готовит все сделки сама. Вороховский сделал все своими руками, как средний предприниматель в Германии".

"Морион" - предприятие, "которое отличается не только тем, что дает преимущества в связи с дешевизной программирования, но и потому, что выходит на мировой рынок со своими собственными и конкурентоспособными технологиями и продукцией". Так аргументирует Коляйк, почему "Quadriga" вместе с другими западными акционерами держит более половины акций предприятия.

Но Вороховский, несмотря на то, что ему удалось выжить и другие предложения, по-прежнему остается на месте: "Здесь мой второй дом". Советский человек превратился в настоящего предпринимателя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.