Владимир Путин был никем. Президентство ему преподнесли на серебряном подносе. В последнее время он возродил «российскую систему», которая показала себя успешной еще при царях.

Неожиданно снова получили распространение анекдоты. Раньше, во времена Советского Союза, то, о чем никто не осмеливался сказать открыто, высказывали в форме анекдотов. Казалось, что со времени перестройки необходимости в этом больше не стало. В ельцинскую эпоху анекдоты почти повсеместно вымерли. Несмотря на свой порой авторитарный стиль правления, президент критику допускал. Но с тех пор, как в Кремль пришел Путин, анекдоты снова обрели жизнь. Для этого почти исчезли необходимые понятия. В переломное время горбачевского периода о реформах, о преобразованиях и, прежде всего, о демократии, постоянно говорила не только политическая элита. В последние четыре года об этом почти не вспоминали. Вместо этого, говорили о стабильности, порядке, патриотизме и, в первую очередь, - о власти.

После своего новогоднего обращения в декабре 2000 года Ельцин ушел в отставку и передал страну на серебряном подносе своему преемнику Путину. «Резко изменилась сама Россия, будто кто-то закрыл одну главу и начал другую», - пишет Лилия Шевцова в своей книге «Путинская Россия».

Пять лет назад почти никто не предполагал, что имя преемника Ельцина будет Владимир Владимирович Путин. В 1999 году он был в политическом плане никем - и это притом, что возглавлял ФСБ. В свой петербургский период вице-мэр казался некоторым посетителям настолько незаметным, что те принимали его за начальника канцелярии.

Лояльный престолонаследник

Россия 1999 года: Ельцин настолько ослаб, что порой даже не мог стоять на ногах. Реальными хозяевами в Кремле были члены его «семьи», придворная знать из закулисных воротил. Они превратили Кремль в разменную монету в своих интересах - и в выгодный источник доходов. Ельцин все больше и больше терял власть, о реформах постепенно забыли, президент фактически основал «выборную монархию».

Окружение Ельцина занялось поиском преемника. Важнейшие критерии: сам преемник не должен иметь амбиций на этот пост и обязан гарантировать «семье» иммунитет. Так они вышли на Путина, считавшегося абсолютно лояльным человеком. В свое время, будучи главой спецслужбы, он однажды помог Ельцину в трудной ситуации. Когда генеральный прокурор Скуратов решил открыть уголовное дело в отношении «семьи» по обвинению в коррупции, неожиданно появился «компромат», компрометирующие материалы: видеокассета, на которой Скуратов был снят с проститутками. Путин, как говорят, дал понять ему, что кассета в случае продолжения следствия будет показана по телевидению.

В конечном итоге, Путин должен быть благодарен своим постом «заговору кремлевского окружения» (Шевцова). Через несколько месяцев он превратился из никому неизвестного человека без всякой власти в премьера России, а чуть позднее - в президента. Многие россияне надеялись на возвращение порядка и стабильности, на сильное государство. У Путина вскоре появилась возможность доказать, что он под этим понимал. Со временем его назначения премьером почти совпало нападение чеченских боевиков на соседнюю республику Дагестан. Многие наблюдатели не могли поверить, что это было делом случая. Путин направил в Чечню войска - в кавказской республике началась вторая война. Пойти на переговоры когда-то был готов даже Ельцин, Путин - нет.

Как пишет журналист Борис Райтшустер (Boris Reitschuster), новый президент был «одновременно и приемным сыном Ельцина, и антиельцинистом». Те, кто громче всех выступал против авторитарной власти Ельцина, позднее были вынуждены тосковать по тому времени. Наряду с членами «семьи», которых Путин должен был терпеть в Кремле, и помимо некоторых либералов от экономики из Санкт-Петербурга Путин окружил себя знакомыми из «силовых структур»: неопытными в политическом плане сотрудниками спецслужб и военными. Влияние либералов-экономистов уменьшилось, другие две группировки ведут ожесточенную схватку за власть до сегодняшнего дня.

Путин пытался сконцентрировать власть в своих руках еще больше, чем Ельцин. Он радикально ограничил влияние регионов и заключил соглашение с олигархами, пообещав оставить их в покое, если те не будут вмешиваться в политику. Одновременно органы власти начали массированную атаку на независимые от государства средства массовой информации - особенно против телеканала НТВ. Пособниками нового авторитаризма стали прокуратура и суды.

Первое большое поражение Путин потерпел в августе 2000 года. Погибла подводная лодка «Курск» - органы власти показали катастрофическую неспособность управлять в кризисной ситуации. Слабость авторитарной системы стала очевидной. Военные придерживались тех представлений, которые у них сложились во времена Советского Союза, и которые снова стали востребованными в России Путина: ничего не предпринимать, пока не будет указания сверху. Кремль, однако, не сразу понял, что страна, которая хочет стать сверхдержавой, может просить о помощи другие страны. Предложение о помощи со стороны США было отклонено, экипаж подводной лодки погиб. Путин молчал целую неделю. Открытость, в условиях которой его страна привыкла жить до сих пор, была ему чужда. И подобная ситуация повторяется: в последний раз во время неудавшегося освобождения заложников в московском Музыкальном театре, когда погибли 129 человек.

Оба автора рисуют мрачную картину путинской России. Райтшустер, еще раз вернувшийся к событиям последних четырех лет и при этом обращающий внимание на многие нерешенные вопросы, считает, что в стране нагнетается атмосфера страха. А Шевцова, книга которой по глубине анализа и языку является лучшей работой, когда-либо написанной о России Путина, приписывает президенту «концентрацию по советскому образцу». Путин возродил старую «российскую систему», когда власть концентрируется в одних руках - модель, которая считалась успешной как при царях, так и во времена Советского Союза.

С одной частью своего прошлого Путин расстался, повернувшись лицом к Западу. Во внутриполитическом плане у него остаются два варианта, считает Шевцова: он может сохранить свою авторитарную систему и продолжать строить «потемкинские деревни». Или же он наберется смелости реформировать режим. Путин тогда обязан ликвидировать «гражданское самодержавие», которое породило его и из которого он черпает свою власть. Но в результате он может оказаться в горбачевской ловушке - и потерять власть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.