В России так долго предсказывали политическую гибель Михаила Касьянова, что вчерашнее его увольнение многих застало врасплох. В Москве ни для кого не было тайной, что Путин недолюбливает Касьянова - последнего представителя эпохи Ельцина - и он сам не скрывал свое нетерпение и недовольство медленным продвижением реформ и неспособностью премьер-министра добиться ускорения темпов роста экономики.

Критический момент наступил прошлой осенью, после ареста Михаила Ходорковского, миллиардера и главы нефтяной компании Юкос. Г-н Касьянов, которого давно уже считали приближенным к так называемым олигархам и самого обвиняли в коррупции, открыто выступил против такого решения, как наносящего ущерб доверию предпринимателей и иностранным инвестициям. Это привело его к открытому противостоянию с "силовиками", теневыми властителями и бывшими офицерами КГБ, окружающими Путина, которые стояли за арестом Ходорковского. С этого момента падение Касьянова стало лишь вопросом времени.

Выбор времени, однако, имеет большое значение. Предполагалось, что Касьянов протянет еще три недели до президентских выборов. Путин с популярностью в районе 80 процентов должен легко в них выиграть, и вполне логичным было предположение, что после своего триумфа он предложит новое правительство.

Объявив сейчас о снятии с должности Касьянова, Путин совершил две вещи. Во-первых, он дал ясно понять, что разногласий между ним и кабинетом министров и их политикой нет. Ведь он действительно оценил их успехи как "удовлетворительные" и ясно показал, что его действия направлены исключительно против премьер-министра. В России так сложилось, что эта должность на самом деле менее значима, чем предполагает ее название, и заключается, преимущественно, в координации экономической политики, в то время как ключевые министры обороны и иностранных дел подотчетны напрямую Президенту. По Конституции г-н Путин не мог снять Касьянова, не расформировав весь кабинет. Однако, многие другие члены правительства, включая и ключевых экономических реформаторов, могут быть назначены вновь.

Во-вторых, г-н Путин продемонстрировал свою политическую мощь. Снятие с должности премьер-министра станет предупреждением другим, что президент не прощает людей, пошедших ему наперекор. Избиратели должны понять, что в правительстве больше не осталось представителей эпохи Ельцина или друзей олигархов, что только усилит в их глазах образ Путина как человека, готового объявить войну ненавистным монополистам, наживающимся на "эксплуатации" народа. Для него же самого такое промежуточное правительство означает выигрыш во времени для подбора новой, послевыборной команды и формирования политического баланса.

Выбор постоянного преемника г-на Касьянова многое скажет о растущем влиянии сторонников г-на Путина из Санкт-Петербурга и их КГБ. В России нарастает опасение, что "силовики", разделяющие взгляды Путина на контролируемое из центра сильное государство и нетерпимые к оппозиции, становятся новым политбюро Путина - такими же засекреченными, алчными и амбициозными как их советские предшественники.

Изначально их влияние ограничивалось вопросами безопасности и ведением чеченской войны. Теперь же оно расширилось и охватило судебную систему, предпринимательство, экономику, средства массовой информации и внешнюю политику. Г-н Путин, похоже, не отказался от своего стремления к экономическим реформам. Но его авторитарные инстинкты всячески поддерживает его окружение. На тенденцию обратили внимание в Вашингтоне, где нарастают опасения в отношении методов и устремлений г-на Путина. России никогда не удастся реализовать свой потенциал, если основным амплуа правительственных чиновников будет роль "дурачка" при Путине.