Демонстративно отправив правительство в отставку, Владимир Пунин гарантировал, что президентские выборы по-прежнему будут проходить под его диктовку, пишет Ник Пэйтон Уолш.

Показанная во вторник серия 'Берега мечты' - южноамериканской мыльной оперы, закупленной в России - что касается ее точного содержания, то поверьте, без этой информации вы вполне можете обойтись - оказалась особенно захватывающей и неожиданно приобрела политический характер. В тот самый момент, когда очередной латиноамериканский плэйбой со слезами на глазах бормотал какие-то не запоминающиеся слова очередной отлично сложенной девице у бассейна, к ним на огонек заглянул Кремль.

У нижнего края экрана появилась бегущая строка - белые буквы примерно в два дюйма высотой: 'Уважаемые телезрители! В 16:20 будет передано заявление президента России Владимира Путина'. Учитывая всю монотонность нынешней предвыборной кампании, когда четверо вытесненных на обочину оппонентов г-на Путина изо всех сил стараются докричаться до избирателей сквозь обычные нудные сообщения СМИ о повседневных событиях в Кремле, это сообщение прозвучало настолько остро, что его стоило бы сопроводить предупреждением об ущербе для здоровья, или наоборот, убаюкивающим: 'Не беспокойтесь, угрозы для жизни нет'. Бегущая строка оставалась на месте в течение десяти минут, полностью испортив напряженную кульминацию 'Берега мечты'.

Через несколько минут появился Путин, и в своей обычной холодной и спокойной манере зачитал заявление из 207 слов. Правительство, служившее ему четыре года - весь его первый срок - уходит в отставку, а его работа заслуживает лишь 'удовлетворительной' оценки, не более.

Г-н Путин отказался участвовать в предвыборных теледебатах и вести предвыборную кампанию в традиционном смысле, отвергая подобные 'представления' и предпочитая, чтобы за его переизбрание 'агитировали' относительная стабильность и медлительные реформы, характерные для его первого срока. Будь Россия демократическим государством западного типа, решение президента отправить в отставку правительство за 19 дней до выборов вполне позволяло бы говорить о кризисе доверия к его работе в течение первого срока. Но на скудно обставленной российской политической арене, где осталась всего одна настоящая партия, которую можно поддерживать, и единственный политик, за которого можно голосовать на президентских выборах, единственной примечательной чертой этого шага был выбранный для него момент.

Судьба г-на Касьянова была решена уже давно. Еще до того, как он выступил с критикой поддержанного Кремлем решения об аресте миллиардера Михаила Ходорковского, аналитики с наслаждением обсуждали его отставку. Получивший прозвище 'Миша два процента' за якобы 'непосредственное' участие во многих коммерческих сделках, он был крайне непопулярен. Возможно простым россиянам его смешение будет так же безразлично, как и падение разбогатевшего на нефти г-на Ходорковского. Может быть, они даже обрадуются этому. Сам г-н Касьянов сделал лишь робкую попытку выступить в защиту результатов своей четырехлетней работы. Они были 'неплохими', заявил Касьянов в среду, словно опасаясь выразить несогласие со своим бывшим работодателем, который накануне назвал их 'удовлетворительными'.

Главный результат увольнения г-на Касьянова - этот шаг отвлекает внимание от Кремля. До сих пор г-н Путин не обнародовал детальной предвыборной программы. На мой вопрос, заданный одному из представителей Кремля, когда же станет известен детальный план действий г-на Путина нам следующие пять лет, тот ответил, что это уже сделано. Он сослался на двадцатидевятиминутную речь от 12 февраля, в которой хозяин Кремля обещал укрепить экономику, повысить жизненный уровень, усилить суды и правоохранительные органы, а также провести другие, не названные конкретно реформы. Точные детали о том, как этого планируется достичь, выявить непросто. Общие заявления о намерениях без описания деталей и методов отлично подходят для Кремля. Они позволяют избежать таких демократических помех, как дебаты о политическом курсе.

Увольнение предыдущего правительства - это некая претензия на прозрачность выборов. Электорат узнает о характере новой 'путинской команды', за которую ему предстоит голосовать - пусть и всего за несколько дней до выборов. Столь преждевременная замена кабинета г-на Касьянова помогает Кремлю защищаться от обвинений, что он призывает избирателей голосовать за г-на Путина 'вслепую', ничего не зная о его планах на второй срок.

Однако этим был достигнут и другой, более важный, результат. Теперь у всех перед глазами маячит только одна история, связанная с выборами. До увольнения г-на Касьянова, международная печать и немногие российские СМИ, еще не внедрившие 'самоцензуру' в духе пожеланий Кремля, начинали все больше внимания уделять реальным и вполне законным претензиям четырех открытых оппонентов Путина.

Либеральный кандидат Ирина Хакамада заявила во вторник, что вообще может выйти из предвыборной гонки, поскольку у нее нет буквально никакой возможности высказать свои идеи в СМИ. Двое других главных соперников сделали аналогичные жесты. Их отказ от борьбы в неравных условиях усилил опасения Кремля, что президентская гонка может просто провалиться, и у президента Путина останутся только два конкурента на президентских выборах - оба они являются его лояльными сторонниками. Тогда и был уволен г-н Касьянов.

Теперь президентская гонка не испытывает недостатка в конкуренции. Только речь идет не о том, кто станет новым хозяином Кремля, а о том, кто из сторонников Путина возглавит российский 'Белый дом', и осмелится ли г-н Путин так рано послать на 'линию огня' высшей власти своего вероятного преемника на посту президента - лощеного министра обороны Сергея Иванова. Сама предвыборная гонка теперь выглядит смутным воспоминанием, а СМИ заняты рассуждениями о решении, которое, как и многие другие решения в российской политике, могло быть принято только самим г-ном Путиным, в выбранный им самим момент.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.