Санкт-Петербург, как сообщает своим немецким гостям Анатолий Аграфенин, является колыбелью российской публицистики. И эта колыбель - немецкая. Потому что именно немецкие ученые из Российской Академии наук учредили в 1728 году первую российскую газету. Теперь же 40-летний Аграфенин вот уже год работает главным редактором этой старейшей и крупнейшей местной ежедневной газеты, 'Санкт-Петербургские ведомости'. Но он, кажется, не особенно счастлив или гордится этим. Аграфенин говорит обыденно, без особых эмоций, так что вовсе не возникает мысли, будто этот человек сидит в кресле, которое может катапультировать его в любой момент из его невзрачного кабинета.

'С Путиным у нас более теплые отношения, - говорит он, не отрывая глаз от пустой поверхности письменного стола, - мы знаем его, а он нас. Он же петербуржец'. Мы говорим, что тогда его газета, наверняка, могла взять у президента эксклюзивное интервью. 'Нет', - отвечает Аграфенин, провинциальные газеты не получают таких интервью. При этом непонятно, сильно ли его этот факт расстраивает.

Согласованное переизбрание Путина, явно, мало волнует Аграфенина и его 16-полосную газету. Путин отказался выступать в ходе предвыборной кампании и в то же время постарался, чтобы его соперники, не имеющие никаких шансов, также как можно меньше имели возможностей выступать в СМИ. Как и другие местные издания, конкурирующие с Аграфениным, его больше интересует резкое падение тиража, почти не развитый рынок печатной рекламы, отсутствие интереса молодых читателей, всемогущий конкурент в лице развлекательных программ телевидения. Тираж бывшего органа КПСС упал с прежних 700 000 экземпляров до 60 000. Таков же общий тираж четырех конкурирующих газет этого пятимиллионного города. После преобразования газеты в акционерное общество отношения между новыми собственниками непонятны. 25 % акций владеет городская администрация.

В таких условиях публицистические конфликты, связанные с публикацией материалов о коррупции, характерной для приватизационной политики, просто запрограммированы. Во время празднования 300-летнего юбилея города в прошлом году 50 случаев коррупции можно было заметить невооруженным глазом, но в результате бургомистр был отправлен в Москву на повышение. 'Конечно, правительство города оказывает давление, - говорит Аграфенин, - оно уже однажды отняло у нас заказ на печать ведомственных публикаций'.

На заднем плане - 'структура'

По 25% акций 'Санкт-Петербургских ведомостей' имеют некие банк и радиостанция, а оставшимися 25% владеет 'некая структура'. Это сомнительное понятие для столь же сомнительного владельца, который Аграфенину лично неизвестен. На Западе сразу же эту 'структуру' обозначили бы понятием 'мафия'. В России же под этим словом понимают серьезные силы, которым, если возникли вопросы, лучше не мешать, когда они вкладывают свои капиталы или отмывают деньги.

В главной редакции этой местной петербургской газеты расположились немецкие журналисты. Они задают вопросы своим русским коллегам о свободе прессы, цензуре и журналистских стандартах. Их пригласило РИА 'Новости', государственное информационное агентство, которое, сделало это, явно в стремлении представить Россию так, как бы того хотело правительство. Ведь РИА 'Новости' проводит путинские директивы в медийной политике. Так, например, в Интернете РИА 'Новости' сообщает, что 'Россия избирает нового президента' и размещает его под портретом Путина.

Конечно, Аграфенин понимает, что его немецкие коллеги в курсе: критически настроенные телеканалы ТВС и НТВ при Путине были закрыты или приручены с помощью новых подходящих владельцев; несоизмеримо более крупная телекомпания РТР находится под контролем Кремля; а в провинции неугодных журналистов отправляют в лагеря или даже убивают, как, например, Алексея Сидорова, главного редактора местной газеты промышленного города Тольятти. До него там уже были убиты пятеро журналистов, которые, видимо, осмелились слишком близко приблизиться к 'неким структурам'.

'Здесь каждый должен знать, как далеко он может зайти', - говорит Аграфенин, имея при этом в виду не критику чеченской войны, а критику городской и местной администрации. Они управляют городом с помощью округов и муниципалитетов. В этом случае очень сложно выявить, кто несет ответственность за что-то и высказать критику в адрес определенного лица'. На вопрос, какое место занимают президентские выборы в газете, российские коллеги отвечают: 'Мы даем сообщения, но не комментируем'. Кстати, по их словам, 'Петербургские ведомости' являются либерально-консервативной газетой.

Владимир Ф. (имя изменено) работает на 'Смену', 12-полосную газетку, выходящую 10-тысячным тиражом. Раньше 'Смена' была популярной молодежной газетой. Сегодня же она плывет, не зная куда. 'Мы не знаем, чего от нас хотят наши новые владельцы, - говорит он, - поэтому у нас нет никакой публицистической стратегии'. И хотя 27-летний журналист проходил журналистскую практику, в частности, на радиостанции 'Немецкая волна' (Дойче Велле) в Кельне, что означает наличие профессионального образования, говорит он о своем будущем без всяких амбиций. Он работает редактором по культурной тематике, зарабатывает около 450 долларов и доволен. Журналистика позволяет зарабатывать на хлеб, - говорит он.

Абсурдное существование

'Все мое существование абсурдно. Я делаю вещи, которые не понимаю и не могу понять'. Политикой он заниматься не хочет. 'Я смотрю на лица политиков, и они мне не нравятся. Я им не верю'. По его словам, в Петербурге нет независимой прессы и журналистских стандартов по западным меркам. Под рекламными статьями от имени партий, например, стоят их подписи, хотя пишут их редакторы газет. Четкого разделения между рекламными и редакционными статьями не существует, что не всегда угадывается читателем.

Владимир Ф. - реалист. 'Я не могу писать все, что хочу, - говорит он, - но я ведь и так аполитичен'. Максим же не знает, для кого и зачем он должен проявлять журналистское мужество. 'Большинство людей не верят в лучшее будущее. Они думают, что будет только хуже. А пока они пытаются отхватить свой пирога, даже если от него остались уже только крошки', - говорит он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.