Переизбранию президента России Владимира Путина на второй срок во многом способствовали высокие цены на нефть. В состоянии ли он теперь уменьшить свою зависимость от этих цен, осуществив либерализацию экономики? Важными индикаторами этого станут темпы изменений в газовом, электроэнергетическом и банковском секторах, а также административной и судебной реформы.

Вчера он сделал первый осторожный шаг в этом направлении, снова намекнув, что барьеры, не позволяющие иностранцам в законном порядке владеть реализуемыми на внутреннем рынке акциями 'Газпрома', государственного газового монополиста, будут сняты. Российским независимым производителям будет предоставлен более свободный доступ к трубопроводным системам 'Газпрома'. Все это означает, что контроль над экспортом сохраняется за 'Газпромом', а внутренние цены на газ остаются искусственно заниженными, составляя лишь небольшой процент его экспортной цены.

Разукрупнение 'Газпрома', отвечающего за четверть мирового производства газа, представляется весьма отдаленной перспективой.

Г-н Путин не проявляет особого желания увеличить долю частного капитала в таких государственных 'монолитах' как 'Газпром' и Сбербанк - государственный банк, контролирующий большую часть рублевых вкладов - из опасения, что при этом они перейдут в руки непопулярных в народе олигархов, сколотивших состояния сомнительными методами в период приватизации. Однако, частный бизнес показывает лучшие результаты, чем государственный сектор, в сфере совершенствования технологий, инвестиций и повышения производительности труда.

Более удачным способом сделать экономику более открытой было бы поощрение иностранных инвестиций в качестве противовеса олигархам при одновременном ограничении произвольного вмешательства со стороны государства, сокращения масштабов коррупции и создании условий для развития конкуренции. Жесткое антимонополистическое регулирование - лучшая защита от засилья большого бизнеса.