Владимиру Путину не понадобилось долго убеждать российских граждан избрать его на второй президентский срок, хотя критика иностранных наблюдателей в отношении воскресных выборов в России никак не дает лидерам западных стран поверить обещаниям Путина по поводу построения демократии.

В первые же часы после легкой победы на выборах, которая ни для кого не стала неожиданностью, хладнокровному Владимиру Путину пришлось, скрепя сердце, пообещать народу то, о чем он в течение своего первого срока на посту президента даже не заговаривал: свободы, которые дарует гражданам только настоящая демократия.

- Мы будем и дальше укреплять многопартийную систему и гражданское общество, и сделаем все, что от нас зависит, чтобы гарантировать свободу прессы, - сказал спокойный и почти по-домашнему одетый Путин в своем избирательном штабе в ночь на понедельник.

Эти слова прозвучали всего через несколько часов после того, как официальные представители США выразили бывшему полковнику КГБ неудовольствие по поводу 'уровня авторитаризма, к которому сползает' российское общество, как сказал госсекретарь США Колин Пауэлл в интервью программе 'На этой неделе' (This Week), на канале Эй-Би-Си Ньюс (Эй-Би-Си - общенациональная вещательная сеть в США, принадлежит компании Walt Disney - пер.)

Но собирается ли Путин сдерживать свои обещания? По мнению Бориса Пустынцева, председателя петербургской правозащитной организации "Гражданский контроль", скорее всего, нет (автор статьи приводит английское название Civic Monitoring, но английское самоназвание организации, о которой идет речь - Citizen's Watch - пер.). Пустынцев, так же, как и Путин, уроженец Санкт-Петербурга, считает, что пропасть между словами Путина и реальным будущим России будет все увеличиваться со временем - по крайней мере, в части соблюдения прав человека. После четырехчасовой декабрьской встречи с Путиным в Кремле, где обсуждались вопросы соблюдения прав человека, Пустынцев сказал, что его слова очень хорошо характеризуют характер этого человека: 'Он говорит то, что от него хотят услышать'.

Однако простым русским практически все равно, как относится их лидер к западным странам. Судя по результатам президентских выборов, где Путин набрал 71 процент, а его ближайший преследователь коммунист Николай Харитонов - только 14 процентов, избирателям действительно нравится, что им говорит президент, им нравится экономическая стабильность, обеспечить которую Путину помогли высокие цены на нефть. За каждый год его правления ВВП России вырастал, как минимум на пять процентов.

В промышленном городе Подольске - это недалеко на юг от Москвы две женщины, выписывавшие на тротуаре кружева, чтобы не наступить в лужу, так ответили на вопрос, почему они выбрали Путина:

- Я мечтаю о собственной квартире, - сказала одна из них, 35-летняя Гуля Силаева, мать двоих детей, живущая с ними в доме без водопровода и с удобствами во дворе, - нам обещали квартиру через два-три года, поэтому я и голосовала за Путина.

Подольск, который прославился тем, что в 1900 году здесь несколько недель пробыл Владимир Ленин, очнулся от летаргии во время первого президентского срока Путина, когда 200 тысяч его жителей начали вовремя получать заработную плату и пенсии. В городе тогда даже открылся 'Макдональдс' - символ того, что у людей появились хоть какие-то деньги.

- Нам не нужны больше резкие колебания в экономике, нам не нужно больше финансовых кризисов, - говорит 24-летный Алексей Степанов, студент факультета управления, подрядившийся продавать розливную водку и закуску на избирательном участке.

Проблемой для Путина на этих выборах было не столько привлечь голоса избирателей к себе, сколько вообще привлечь их на выборы. Опасаясь провала выборов из-за низкой активности избирателей, Кремль предпринял все возможное и невозможное: по радио проголосовавшей молодежи обещали бесплатные билеты на концерт, людям преклонного возраста предоставляли возможность проголосовать дома, не проголосовавшим студентам угрожали проблемами с общежитиями, и даже организовывали соответствующие телеобращения религиозных лидеров. Если бы явка избирателей составила менее 50 процентов, выборы были бы объявлены недействительными. Но к урнам пришли 64 процента избирателей.

Несмотря на настоящую пропасть между 71 процентом Путина и всеми остальными кандидатами, некоторые из его несостоявшихся соперников смотрели на результаты даже оптимистично.

- Месяц назад я говорила вам, что, вероятно, не наберу и процента, - говорила либеральный кандидат Ирина Хакамада своим соратникам, которые собрались отметить выборы в одном из мексиканских ресторанов Москвы, - так что более трех процентов - это большая победа, особенно если учесть, какие административные ресурсы работали против нас.

Аналитики еще не закончили корпеть над результатами выборов и как раз увлеченно анализировали разницу между 3,9 процента Хакамады и 4,1 процента социалиста-националиста Сергея Глазьева, когда Джулиан Пил Йейтс, глава 340 европейских наблюдателей, работавших на этих выборах, раскритиковал выборные процедуры, особенно подавляющее преимущество Путина по времени, выделенном ему государственной прессой.

- (На выборах - пер.) не было ни активных политических дискуссий, ни сколько-нибудь заметного плюрализма, - заявил он информационному агентству 'Интерфакс'. Это означало, что, по его словам, Россия 'не обеспечила выполнения важных обязательств, касающихся недискриминационного характера освещения выборов государственными средствами массовой информации'.

Однако, по меньшей мере, один аналитик московской инвестиционной компании указал, что вся эта критика ни на что не повлияет.

- Все, кто говорит об ужасных авторитарных выборах, не учитывают той простой и правдивой вещи, что ни один политик, даже при условии полного доступа к телевидению, не смог бы состязаться с Путиным. Результаты выборов сделал очевидный прогресс российской экономики при Путине. Так же было бы и в любой другой стране, - считает Стивен Дашевский, старший аналитик компании 'АТОН Капитал Груп'.

Опросы на выходе из избирательных участков показали, что в стране, где 28 миллионов человек зарабатывают меньше прожиточного минимума, который здесь определен в 70 долларов в месяц, людей больше всего беспокоят экономические проблемы. Судя по тому, как радикально Путин перетряс правительство в начале этого месяца, президент понимает, насколько важно реально провести в жизнь экономические реформы до 2008 года, когда, в соответствии с конституцией, закончится его второй и последний срок. Хотя среди его сторонников есть такие, что уже сейчас настаивают на возможности третьего президентского срока.

- Если бы у него было еще два срока, этого было бы достаточно, чтобы действительно что-то сделать, - говорит 72-летняя уборщица Лариса, - тогда была бы возможность построить заново все то, что было разрушено до него.

Лариса работала в избирательном штабе зиц-кандидата в президенты Сергея Миронова, спикера верхней палаты парламента и верного путинца, который пошел на выборы против действующего президента только для того, чтобы, если все настоящие соперники возьмут самоотвод, выборы не были сорваны.

Из-за таких маневров эти выборы иногда напоминали дурную комедию. Но только консолидация власти в руках Путина - это будет уже не совсем смешно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.