В большей степени для убеждения самих себя европейцы поздравили друг друга с назначением Михаила Фрадкова на пост премьер-министра Российской Федерации. Однако выдвижение бывшего посла Москвы при Евросоюзе (ЕС) трактуется двояко. Первая трактовка, трактовка Еврокомиссии, состоит в том, чтобы видеть в этом 'положительный сигнал, говорящий о важности', которую Владимир Путин придает отношениям с ЕС. Памятуя о периоде охлаждения в этих отношениях, этот выбор является хорошим предзнаменованием.

Вторая трактовка менее оптимистическая. М. Фрадков, приветливый дипломат в Брюсселе, в Москве - один из 'силовиков', этой касты бывших и нынешних агентов служб безопасности России. Это они, под руководством экс-агента КГБ Владимира Путина, способствуют все большему возрастанию авторитаризма во внутренней и всплеску национализма во внешней политике России. Назначение М. Фрадкова является лишь очередным этапом концентрации власти в руках кремлевского 'царя'.

В отношениях с Европой Россия в действительности ведет борьбу замедленного действия, делая вид, что не согласна с тем, чтобы договор о партнерстве и сотрудничестве, связывающий ее с ЕС, автоматически был расширен для десяти стран, которые официально присоединятся к Союзу 1 мая. Прежде всего, это касается трех прибалтийских государств - Эстонии, Латвии и Литвы. Обеспокоенность России двояка. Расширение ЕС, уверяет Москва, повлечет распространение благоприятных экономических условий для десяти новых членов, что будет означать порядка 300 миллионов евро в год потерь для экономики России, которая пострадает от отмены двусторонних соглашений со своими соседями.

Кроме того, Россия живет все хуже и хуже, и это она объясняет своим окружением. Расширение ЕС на десять стран, семь из которых входили в СССР или же были его спутниками, вкупе с расширением Североатлантического Альянса на семь стран Восточной Европы, ведет к тому, что задворки бывшей советской империи сокращаются как шагреневая кожа. Эти геополитические изменения усугубляются намерением Соединенных Штатов усилить свое военное присутствие в регионе. Вашингтон оправдывает свое продвижение борьбой с международным терроризмом.

Россия давно нашла для себя выгоду в этом контексте, доказывая своим европейским и американским оппонентам, что борьба с чеченскими террористами имеет те же цели, и получив относительную безнаказанность за кровавые репрессии, проводимые российской армией в Чечне. Но Россия отмечает, что стратегические последствия расширения ЕС становятся для нее неблагоприятными. Ладно бы еще Соединенные Штаты хотели разместить свои военные базы в Польше, Румынии и Болгарии, но расширение военного американского присутствия на страны Балтии для Москвы абсолютно недопустимо.

Обеспокоенная судьбой многочисленного русскоговорящего меньшинства в этом регионе, Россия не меньше заботится и о своих экономических интересах. Влияние России особенно ощущается в энергетическом секторе благодаря региональным ответвлениям газового гиганта Газпром. В Москве Дума (Парламент) никак не хочет ратифицировать приграничные соглашения с Эстонией и Латвией, а российский Министр обороны Сергей Иванов пригрозил выходом своей страны из Договора по обычным вооруженным силам в Европе (CFE), ограничивающего перемещение войск и вооружения от Атлантики до Урала.

Европейские правительства долго не могли отреагировать на ужесточение политики России. Они продолжали 'успокаивающую' политику, что диктовалось заботой о сохранении гармоничного сотрудничества с могущественным соседом расширившегося Союза. От Герхарда Шредера до Тони Блера, от Сильвио Берлускони до Жака Ширака, каждый соревновался в аргументации для превознесения важности 'стратегического взаимодействия' с Россией, по сравнению с которым ситуация с правами человека в Чечне была второстепенной.

Недавно французский президент призвал относиться 'с большим уважением' к России, подтверждая таким образом, что политика Франции по отношению к России это Realpolitik. Просьба Франции была бы оправдана, если бы она была продиктована вполне понятной обеспокоенностью России по поводу все большего и большего 'окружения' силами НАТО в период после холодной войны. Она вовсе не оправдана, когда речь идет о беспокойствах европейцев перед лицом авторитарного напряжения со стороны Кремля.

Комиссия, отреагировала так же, как и Совет Европы, и дистанцировалась от все увеличивающегося отклонения России от демократии. Пришло время, говорит высокопоставленный европейский дипломат, прекратить салютовать так называемым 'ценностям', которые нас объединяют с Россией. Сегодня Путин - голый 'король': его концепция демократии отлична от нашей'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.