Москва, 29 марта 2004 года. Сидящий в тюрьме российский магнат Михаил Ходорковский в понедельник опубликовал длинный трактат, в котором он высказывает сожаление по поводу упадка российской либеральной демократии, признавая в то же время, что в этом процессе в беспокойные годы после краха Советского Союза повинны он сам и другие лидеры делового мира.

Г-н Ходорковский, выступая с самыми пространными публичными высказываниями с момента своего ареста в октябре прошлого года, написал в газете "Ведомости", что крупнейшим российским компаниям нужно признать политическую власть президента Владимира Путина в целом и согласиться на более высокие налоги на природные ресурсы, чтобы легитимизировать приватизационные сделки 1990-х годов.

Его высказывания явили собой заметный сдвиг в его позиции по одному, по меньшей мере, важному вопросу. Не далее как год назад, будучи президентом компании "ЮКОС Ойл", он активно лоббировал против более высоких налогов на нефть, что, по мнению многих, было прямым вызовом путинскому Кремлю.

Его попытки влиять на политику, якобы, обозлили Кремль, и многие заявляют, что именно они инициировали уголовные расследования, которые привели его самого и многих других акционеров "ЮКОС'а" в тюрьму или в эмиграцию, поскольку им были предъявлены политически мотивированные, по заявлениям сторонников г-на Ходорковского, обвинения.

В трактате г-на Ходорковского подробно рассматриваются демократизация и социальные перемены, а также экономическая либерализация. Он написал, что лишь при условии, что компании, попавшие в частные руки в результате исключительно сомнительных приватизационных сделок (которые сделали незначительное число инсайдеров вроде него самого сказочно богатыми), станут делиться доходами с обществом, либерализм как политическая сила сумеет вернуть доверие к себе рядовых россиян.

"Нужно признать, что 90% российских людей не считают приватизацию честной, как не считают и тех, кто на ней наживается, законными собственниками приватизированных предприятий", - написал г-н Ходорковский, чье состояние, согласно недавней оценке журнала "Forbes", превышает 15 млрд. долл. США. Он не рассматривал своих приватизационных сделок.

Пока не ясно, окажет ли его трактат - давняя традиция российских эмигрантов и арестантов - какое-либо влияние на его уголовное дело. Ранее в этом месяце московский суд в очередной раз продлил срок его предварительного заключения по обвинениям в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве, оставив его за решеткой, по меньшей мере, до конца мая.

Его адвокаты в Женеве заявили, что планируют подать апелляцию на решение швейцарских властей "заморозить" по требованию российских прокуроров банковские счета на многие миллиарды долларов США. На пресс-конференции один из адвокатов, Филипп Нейроуд (Philippe Neyroud), заявил, что деньги хранятся в нескольких банках и принадлежат 20 частным лицам и 30 компаниям, включая российский пенсионный фонд и группу "Менатеп", основанную г-ном Ходорковским и его партнером Платоном Лебедевым, который тоже сидит в московской тюрьме по аналогичным обвинениям. Г-н Нейроуд отрицал, что эти фонды имеют какое-либо отношение к криминальным деяниям, как утверждает российская сторона.

Однако даже адвокаты, кажется, недоумевают по поводу одного, по меньшей мере, утверждения в опубликованном трактате г-на Ходорковского. Г-н Нейроуд назвал его "странной переменой в позиции Ходорковского".

Г-н Ходорковский в своей статье не касался предъявленных ему обвинений, однако тон его высказываний, включая то, что он взял на себя вину за некоторые из эксцессов перехода России к капитализму, заставляет думать об определенном раскаянии, хотя, быть может, расчетливом. Один его бывший близкий помощник сказал, что этот трактат отражает попытку г-на Ходорковского обратиться через газету к г-ну Путину и к российским властям.

"Он говорит 'Я сделаю все, что потребуется, чтобы уйти из бизнеса', - сказал этот бывший помощник. - Вопрос в том, что для этого потребуется".

С момента своего ареста г-н Ходорковский делал лишь короткие замечания в перерывах между периодическими слушаниями своего дела в суде. Его трактат говорит за то, что он потратил значительную часть своего срока пребывания в "камере одиночного заключения номер 4", как он ее именует, московской тюрьмы Матросская тишина, размышляя над эволюцией политики и бизнеса в России.

В статье под заголовком "Кризис либерализма в России" он написал, что две либеральные партии страны, "Яблоко" и Союз правых сил (СПС), должны винить самих себя за свое сокрушительное поражение на парламентских выборах в декабре прошлого года, когда они не сумели преодолеть 5-процентного барьера, чтобы обеспечить себе места в Думе.

Либералы России - "к коим я отношу и себя, грешного" - не сумели предсказать националистские и исторические тенденции в России и игнорировали интересы россиян, о которых позабыли в постсоветский переходный период, написал он.

По-видимому, самокритично оценивая собственное поведение за рубежом, где он пропагандировал свои либеральные взгляды, г-н Ходорковский сказал, что либералам нужно перестать искать поддержку у Соединенных Штатов и Европы и вместо этого обратиться к рядовым россиянам. Вскоре после его ареста его сторонники выдвинули идею о том, что он лично намеревается выдвинуть свою кандидатуру в качестве соперника г-на Путина на президентских выборах, однако эта идея быстро испарилась.

Он сказал, что либералам нужно "оставить бессмысленные попытки ставить под сомнение легитимность президента Путина", который 14 марта был переизбран в президенты 71% голосов, что отражает желание страны иметь стабильность.

Поступив таким образом, г-н Ходорковский также публично порвал со своим находящимся в зарубежной ссылке партнером, Леонидом Невзлиным, сказав, что он отказывается присоединиться к г-ну Невзлину в поддержке президентской кандидатуры Ирины Хакамады, единственного либерального кандидата, который безуспешно бросил вызов г-ну Путину, предупредив о растущих националистических настроениях.

"Да, Путин, вероятно, не является ни либералом, ни демократом, - написал он, - но он более либерален и демократичен, чем 70% населения".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.