'Tagblatt': Как долго позволят еще вещать 'Эху Москвы'?

Венедиктов: Вы об этом должны спрашивать не меня, а господина Путина?

'Tagblatt': Может случиться так, что радиоканал закроют, например, уже завтра?

Венедиктов: Завтра, скорее всего, нет, но в течение этого года - возможно. Изменения в нынешний закон о печати, которые предлагает кремлевская партия 'Единая Россия', предусматривают более сильное влияние государства на независимые средства массовой информации. Я не знаю, как долго мы сможем продержаться в таких условиях.

'Tagblatt': Но, собственно, почему? Как показывают результаты выборов в Думу и выборы президента, действенность часто раздававшейся в Ваших передачах критики в адрес кремлевской партии и Путина была минимальной.

Венедектов: В отличие от телевидения, мы, имея, примерно, 500 000 радиослушателей, действительно не можем считаться 'инструментом для выборов'. И это, действительно, является одной из причин, почему мы существуем до сих пор. Кроме того, мы являемся для людей из Кремля важным источником информации и местом, где они могут вступать в дискуссию. И, в конце концов, мы являемся доказательством для Запада, что в России все еще существует свобода прессы. В остальном же радиоканал является прибыльным предприятием. В этом плане нас не могут объявить банкротом, как это, в свое время, произошло с независимыми телеканалами НТВ, а позднее - с ТВС. Это означает, что наше возможное закрытие будет иметь под собой политические мотивы.

'Tagblatt': Уже за несколько месяцев до президентских выборов было ясно, что Путин одержит убедительную победу. Тем не менее, в ходе избирательной кампании создавались большие препятствия для других кандидатов. Для чего это нужно было Путину?

Венедиктов: Я думаю, что Путин и его команда хотели превратить выборы в своего рода присягу на верность со стороны избирателей. Я предполагаю, что он собирается проводить непопулярные реформы. Он хочет отменить социальные льготы, например, в будущем придется платить за медицинские услуги за образование. Избирателям, проголосовавшим за него, пришлось бы, таким образом, разделить ответственность за это.

'Tagblatt': Путин поэтому отказался от теледебатов с другими кандидатами?

Венедиктов: Если бы Путин принял участие в дебатах, ему пришлось бы выдать эти непопулярные планы. Он тогда лишился бы, вероятно, 20 или 30 процентов голосов избирателей. В остальном же курс Путина во второй президентский срок в значительной мере будут определять цены на нефть. Если они останутся высокими, то, видимо, изменится немногое. Если цена упадет, то Россия сможет удержаться на нынешнем уровне максимально в течение десяти месяцев. Тогда перед Путиным встанет дилемма: или открывать границы и брать западные кредиты, условием для чего, впрочем, стало бы соблюдение демократических законов, или границы закрывать, наплевать на Запад, а необходимые деньги получать в результате массовой национализации.

'Tagblatt': Что должны предпринять либералы России?

Венедиктов: В первую очередь, должны появиться новые имена и новые лица. Я вижу хорошие политические перспективы у шахматного гроссмейстера Гарри Каспарова, который в последнее время проявляет все большую активность на правом либеральном крыле. У него для этого лучшие предпосылки: у него четкие политические взгляды, с которыми он также убедительно выступает, он может мыслить стратегически, и у него, как предпринимателя, безупречная репутация.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.