ПЕКИН. - В мае прошлого года президент Китая Ху Цзиньтао прилетал в Москву для подписания со своим российским коллегой Владимиром Путиным декларации сотрудничества, которой многие априори придавали историческое значение. На следующий день лидеры двух государств представили общественности плод новых отношений - контракт стоимостью 150 миллиардов долларов о совместном строительстве нефтепровода из Сибири в Китай общей длиной около 3 тысяч километров, был подписан.

Контракт имеет огромную важность для удовлетворения энергетических запросов бурно растущей промышленности Китая. Будучи изолированным и одержимым идеей самодостаточности, Китай в прошлом недооценивал роль коммунистической России. Теперь же, в поисках экономических выгод Китай вынужден налаживать отношения с внешним миром и былыми врагами.

И все же, после церемонии подписания, практически все пошло вопреки намеченному Китаем плану. В компании ЮКОС, являющейся российской стороной подписавшей договор, началась неразбериха, связанная с арестом ее хозяина по обвинению в мошенничестве. Япония, также заинтересованная в российской нефти, выступила с альтернативным предложением строительства нефтепровода в обход Китая. Как сообщили высокопоставленные чиновники в правительстве Японии, принявшие участие в переговорах с российской стороной, Токио выразило готовность предложить аж 6 млрд. долларов для финансирования другого проекта строительства нефтепровода, плюс еще несколько миллиардов для частных компаний, занимающихся разведкой нефтяных месторождений в Восточной Сибири.

Как считают чиновники в Пекине, Токио и Москве, похоже, что благодаря своей щедрости, проект получит именно Япония.

Для Китая Сибирский нефтепровод превратился из мечты о новом интернационализме в горький урок о сложности международного нефтяного рынка. Событие лишь подлило масла в огонь антагонизма Китая и Японии: для них, чья историческая враждебность недавно поутихла благодаря развитию торговых отношений, борьба за нефть вновь обострила давнее соперничество.

В своем недавнем интервью в Пекине, Цзян Цзэминь, руководитель компании 'Чайна Нэшнл Петролеум', подписавшей соглашение с ЮКОСом, признался, что для Китая сибирский нефтепровод, похоже, так и останется мечтой.

'Пока все идет не так, - сказал он. - Японцы практичнее и предприимчивее [нас]. Вот почему за доступ к нефти и газу они не боятся потратить больше денег. Мы же в Китае только недавно перешли на рыночную экономику. Китаю трудно решиться выложить такую огромную сумму денег'.

Правительство Японии продолжает оценивать заявления российской стороны о разведанных запасах нефти в Сибири, и, как отмечают официальные лица, окончательные решения еще не приняты. Россия продолжает изучение возможности строительства нефтепровода по предложенному Японией маршруту, и пока не определила его окончательную стоимость. Однако, как стало известно от некоторых осведомленных лиц, Москва уже согласилась на строительство нефтепровода от месторождений в Восточной Сибири до российского портового города Находки, расположенного на берегу Японского моря, а не (по крайней мере, в обозримом будущем) до китайского города Дацин, как было анонсировано ЮКОСом.

'Россия намерена построить нефтепровод для продажи нефти на азиатский рынок, его маршрут, похоже, не вызывает сомнений - к Находке', - заявил один японский представитель, принявший участие в переговорах с Россией.

'Мы собираемся кое-что сделать совместно с Россией', - заявил Куниори Матцуда, директор российского отдела в Министерстве иностранных дел Японии. - Мы сказали им, что готовы к сотрудничеству, как финансовому, так и техническому'.

В своем февральском интервью нескольким московским журналистам, тогдашний министр энергетики Игорь Юсуфов охарактеризовал маршрут до Находки как 'представляющий для нас огромное стратегическое значение', добавив, что проект строительства нефтепровода в Китай 'не предусматривал разведки полезных ископаемых в Восточной Сибири'.

Жай, недавно инструктировавший премьера Уэн Жиабао по вопросу о долгосрочной энергетической безопасности Китая, заявил, что для компенсации возможной потери сделки Россией, Пекин рассматривает возможность разработки нефтяных и газовых месторождений в соседнем Казахстане

Предполагалось, что сибирский нефтепровод будет обеспечивать необходимое количество топлива (к 2010 году - 20 миллионов тонн в год) для развивающей промышленности и возрастающего числа автомобилей Китая, потребности которого в настоящее время несколько превышают объемы добычи и импорта нефти. Он должен был бы протянуться от месторождений в Ангарске, к югу от озера Байкал и далее к Дацину, промышленному городу на северо-востоке Китая - колыбели современной китайской нефтяной промышленности. Еще лишь десять лет назад Китай был экспортером нефти. Теперь же он является третьим по величине импортером (после США и Японии). Пекин считает, что к 2020 году объем импорта нефти в страну составит 600 млн. тонн в год, т.е. почти в четыре в три раза больше, чем расчетный объем собственной добычи.

Сибирский проект имел целью ослабить зависимость Китая от непостоянного Ближнего Востока, где страна закупает более половины всей экспортируемой нефти. Китай обеспокоен растущей политизацией Соединенными Штатами международных морских путей, от которых зависят поставки стратегически важного сырья.

Сама идея создания сибирского нефтепровода - это целая эпопея. Еще когда отношения Москвы и Пекина определялись коммунистической солидарностью, Москва направляла инженеров, чтобы помогать китайцам развивать их нефтяную промышленность. Но когда в 1950-х годах отношения двух держав пришли в упадок, советские инженеры уезжали из Дацина, с насмешкой говоря, что сами китайцы никогда ничего сделать не смогут.

Генеральный секретарь Мао Цзэдун, сделал это делом своей чести и добился определенного успеха в развитии нефтяной промышленности. Когда работа возобновилась и нефть наконец пошла, Дацинская сага стала своеобразным памятником китайскому упорству и часто гордо позиционировалась как победа Коммунистической партии Китая. События того времени породили множество баек о том, что не надо полагаться на северного соседа.

Сделка с ЮКОСом должна была положить конец неприятным воспоминаниям. Как крупнейшему мировому экспортеру нефти, России выгодно продавать ее соседям. И Китай и Россия заинтересованы во взаимном снижении военного присутствия на общей границе.

Но еще до того, как ЮКОС подписал эту сделку, проект имел несколько фундаментальных изъянов, не вполне ясно осознаваемых Китаем. Владелец контрольного пакета акций ЮКОСа Михаил Ходорковский сделал компанию самым крупным добытчиком нефти и замахнулся на власть и прерогативы Москвы. В России, только государственная компания 'Транснефть' имеет лицензию на строительство нефтепроводов. Не удивительно, что ее покровители в правительстве возмущались по поводу стремления ЮКОСа перехватить эту монополию. Верхушка ЮКОСа рассматривала Китай с точки зрения возможности получить дополнительную прибыль за счет реализации нефти, добываемой в Восточной Сибири, и надеялась, что правительство поддержит ее инициативу.

В Москве же, сделка о строительстве нефтепровода в Китай укрепила правительственных чиновников в мысли, что ЮКОС проводит свою собственную внешнюю политику. Возможно, более важен тот факт, что российское правительство забеспокоилось по поводу предстоящей сделки из-за того, что Китай оказался бы единственным покупателем восточно-сибирской нефти, что дало бы ему недопустимо большое влияние в формировании ценовой политики. Если бы нефтепровод, имея протяженность 3750 километров, достигал Тихого Океана, это позволило бы России поставлять нефть не только Японии, но и Южной Корее, Китаю и, возможно, далее, на нефтеперегонные заводы на западном берегу США.

Имея такие планы, российское руководство уже начало переговоры с Японией о строительстве нефтепровода до Находки, незамерзающего глубоководного порта на побережье Тихого океана. В феврале 2002 года, на конференции, состоявшейся в Токио, представитель 'Транснефти' сделал доклад, в котором ставился вопрос о строительстве такого нефтепровода.

Япония, которая практически не имеет месторождений нефти в собственной стране и поэтому вынуждена ее импортировать, отнеслась к идее с энтузиазмом. Токийские политики прикинули, что нефть можно было бы доставлять из Находки к нефтеперегонным заводам на побережье Японского моря меньше чем за треть стоимости ее доставки с Ближнего Востока ($1,50 за баррель), где Япония закупает 90 % всей импортируемой нефти.

Совместный Российско-Японский проект создания нефтепровода мог бы также способствовать достижению еще одной важной цели: спустя уже более 50 лет с окончания второй мировой войны, Москва и Токио все еще не подписали формальный документ об окончании боевых действий. Не прекращаются споры по поводу Курильских островов. В этой связи, коммерческий союз, подкрепленный не одним миллиардом долларов, мог бы стать предпосылкой к урегулированию давнишних разногласий.

Проект уже рассматривается в Министерстве торговли, экономики и промышленности Японии. В мае 2002 года тогдашний российский министр энергетики Игорь Юсуфов встретился в Детройте на закрытом совещании по энергетическим проблемам с японским министром экономики и торговли Такео Хиранумой. Министры обсудили общие моменты проекта строительства нефтепровода. В октябре того же года, во время своего визита в Россию премьер-министр Японии Ерико Кавагучи изъявил желание Японии участвовать в данном проекте.

Однако дело значительно продвинулось только в январе 2003 года, когда на московском саммите Путин и японский премьер Дзюнъитиро Коидзуми официально признали, что нефтепровод 'будет значительно способствовать региональному развитию, стабилизации международного рынка энергоносителей и росту энергетической обеспеченности в азиатско-тихоокеанском регионе'. Как стало известно из компетентных источников, Коидзуми не связал себя никакими денежными обязательствами, однако дал понять о готовности предоставить средства для реализации проекта.

Детали стали проясняться в ходе встреч японских и российских политиков в Москве. Японский государственный банк развития международного сотрудничества обещал предоставить низкопроцентные займы для осуществления проекта. Находящиеся под сильным влиянием правительства японские фирмы могли бы заняться разведкой запасов нефти в неисследованных районах Восточной Сибири, что является одним из важнейших условий развития России в будущем.

Китай настаивает на том, России выгоднее сотрудничать именно с Китаем, поскольку Дацин находится ближе, и строительство нефтепровода обойдется дешевле. Однако 30 мая 2003 года, через два дня после того, как ЮКОС подписал контракт с компанией 'Чайна Нэшнл Петролеум' о строительстве нефтепровода до Дацина, президент Путин отверг подобные аргументы. 'Некоторые говорят, что нефтепровод до Китая будет построен быстрее и обойдется дешевле, но [для нас] важно исследовать неразведанные ресурсы Сибири', - заявил он.

В России также распространено мнение, что китайский вариант неприемлем из-за опасений за экологическую ситуацию с озером Байкал.

В августе прошлого года, в Москве состоялось первое из пяти заседаний российско-японской рабочей группы, на повестке дня которой стояла окончательная доработка деталей проекта. В заседании приняли участие чиновники из японского Министерства экономики и иностранных дел, их российские коллеги, а также представители Японского банка развития международного сотрудничества и японских нефтяных компаний.

Для Японии важнейшим вопросом остается наличие необходимых запасов нефти в Восточной Сибири, которые бы оправдали строительство нефтепровода. Япония желает добиться объемов поставок в размере 1 миллиона баррелей в сутки. Российская сторона утверждает, что только разведанных запасов нефти в Восточной Сибири достаточно для того, чтобы удовлетворить потребность в таком количестве нефти приблизительно на около 80%. 'Для того, чтобы начать инвестирование средств в этот проект, мы должны быть уверены в этом', - сказал представитель японской стороны, участвовавший в переговорах.

На протяжении всей эпопеи с нефтепроводом, Япония постоянно пыталась приуменьшить тот факт, что выгода Японии - это убыток Китаю, акцентируя внимание на том, что нефть в Находке можно будет продавать кому угодно, и по рыночной цене. 'Конечно, мы надеемся, что значительная часть этой нефти достанется Японии, но не собираемся узурпировать ее всю', заявил он.

Недавно компания ЮКОС подписала договор об увеличении железнодорожных поставок нефти в Дацин. Японские власти напомнили, что Россия все еще рассматривает возможность строительства побочного нефтепровода в Дацин. Однако чиновники и аналитики сомневаются, что в Восточной Сибири найдется достаточно нефти, чтобы 'убить сразу двух зайцев'. 'Разведанные запасы не достаточно велики', - заявил бывший министр энергетики Игорь Юсуфов. Даже если и можно было бы построить побочную трубу в Китай, в любом случае на это потребуется немалое время, а это значит, что Китай возвращается к тому, с чего начал - вновь необходимо искать альтернативных поставщиков по всему миру.

'Для того, чтобы найти нефть для второго нефтепровода может потребоваться 10 лет, - говорит Кенаме Некано, заместитель генерального директора Подразделения по природным богатствам и энергетике Японского банка развития международного сотрудничества. - Вот почему это такой непростой вопрос'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.