МОСКВА, 5 апреля (ЮПИ). - Уже во второй раз за, в общем, небольшое время появляются попытки приостановить членство России в Большой восьмерке.

В прошлом году некоторые американские законодатели хотели исключить из нее Россию за то, что она не поддержала войну Соединенных Штатов в Ираке. В этом году многие из тех же законодателей говорят, что российская демократия недостаточно демократична для того, чтобы эта страна была допущена в самое избранное общество в мире. Получается, что Запад пытается принизить важность России для Большой восьмерки, но только вот в самой Москве весьма осторожно говорят о том, насколько это ценно для нее самой.

В последний день марта Палата представителей (нижняя палата конгресса - пер.) приняла резолюцию, в которой говорилось, что процесс дальнейшего включения России в Большую восьмерку должен быть поставлен в прямую зависимость от того, насколько быстро и надежно в России прививаются 'нормы и стандарты демократии'. Но уж если угроз отобрать у России пропуск в мир избранных из-за иракской проблемы в Кремле никто не испугался, то мнение Запада о ее демократичности здесь вообще мало кого волнует.

Кремль достаточно уверен в себе, чтобы даже не напоминать слова президента Соединенных Штатов Джорджа Буша младшего по этому поводу: 'Ну давайте' (относительно того, давать ли России голос на заседаниях по политическим вопросам - пер.).

Если уж так разобраться, непонятно, почему Россию пригласили в Большую семерку еще в 1998 году и тогда переделали этот клуб в Восьмерку. Был ли это знак уважения к прошлому статусу России как сверхдержавы? А может, это было личное одолжение Билла Клинтона тогдашнему президенту России Борису Ельцину, чтобы тот не останавливал страну на пути к демократии и капитализму, с которыми она тогда была лишь шапочно знакома? Вообще-то до прошлого года задаваться вопросом, почему Россия - одна из Восьми, совершенно не походило никому в голову.

Несколько двусмысленные отношения России с тогдашней Большой семеркой несколько нормализовались чуть более двух лет назад. Даже после того, как ее пригласили стать ее членом, Россия не участвовала в решении финансовых вопросов, потому что изначальные семеро членов этого клуба объединились благодаря своему экономическому развитию, и, хотя Россия богата, ее экономика все же не настолько развита. Этот недостаток был в основном устранен на канадском саммите 2002 года в Кананаскисе.

И тому было как минимум две причины. Во-первых, образование, называемое Большой семеркой, никогда не имело формальных процедур для принятия новых членов. Это частный клуб - вход по клубным картам или по рекомендации. Во-вторых, просто Россию пригласил самый сильный член клуба.

Ну и, конечно, в России пришел к власти новый соратник Буша по борьбе с терроризмом - Владимир Путин. Теперь понятно, что Россию пригласили в Большую восьмерку не просто так.

Этот факт не имел ничего общего с ее экономическим положением - тест был пройден на задании 'политические связи с Соединенными Штатами'. И ни отношение России к войне в Ираке, ни выборы, прошедшие в прошлом году, не оказали на это большого влияния.

Слова Вашингтона при всем желании не могли бы быть яснее. При том, что все понимают, что нельзя так просто растерять то улучшение в российско-американских отношениях, что мы видели в последние три года, немногие обитатели Капитолийского холма (т.е. законодатели - пер.) горят желанием в ближайшем будущем как-нибудь осчастливить Россию. Получается, что правительство Буша именно от лица парламентариев выражает неудовольствие тем, что делает Путин, и даже грозит России пересмотреть ее статус в Большой восьмерке, но при этом главное - российско-американский энергетический диалог, вопросы международной безопасности и ограничение распространения оружия массового поражения - должно остаться в неприкосновенности и развиваться дальше.

У конгресса достаточно власти, чтобы довольно сильно - и при этом совершенно бездумно - ударить Россию. Пока нет молчаливого согласия Буша, вряд ли в обозримом будущем поменяются американские законы, уже давно ставящие России торговые барьеры, которые препятствуют интеграции российской экономики в мировое параметр пространство. Давно устаревшие, как поправка Джексона-Вэника, ключевой элемент нормализации торговых отношений Соединенных Штатов с бывшими советскими республиками, они все равно еще играют важную роль в том, что России еще не присвоен 'статус наибольшего благоприятствования' в торговле.

Угрожать России чем-то в отношении экономики ошибочно. Попытки Америки обратить внимание на экономическое развитие России из-за того, что у нее своя позиция по Ираку или из-за того, что в ней именно так установилась политическая система, совершенно контрпродуктивны как для российских, так и для американских бизнесменов. Тесное сотрудничество объективно входит в долгосрочные экономические и политические интересы обеих стран.

Внимание Соединенных Штатов к России может только помочь правительству Михаила Фрадкова - самому, между прочим, радикально-реформистскому правительству со времен падения Советского Союза. Если конгресс США примет соответствующие решения, это облегчит вхождение России в мировую экономику таким образом, что вкладывать деньги в ее быстро растушую экономику будет не только выгодно для всех, но и совершенно прозрачно с юридической точки зрения. Это и есть главный вопрос действительной международной экономической интеграции.

В конце концов так и будет, если Россия останется членом Большой восьмерки. Может быть, и не было достаточных причин вводить Россию в этот клуб избранных, самых мощных и богатых стран, но еще большей ошибкой было бы сейчас отрицать ее право занимать место в мировой VIP-ложе.

Перед лицом Путина бесполезно играть мускулами. Путинская Россия совсем не настроена слушать нотации с Запада по поводу международного миропорядка или по устройству ее собственной политической системы. Конечно, Россия будет серьезно оскорблена, если ее выкинуть из Восьмерки, но и оставшейся Семерке легче от этого не станет. Если вернуть все как было, то окажется, что в ее начальном варианте Семерка будет еще больше отделена от других стран, чем раньше. Наличие более приземленной России дает этой 'золотой' компании несколько больше прав решать политические и экономические судьбы всего остального мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.