Не так давно под заголовком 'Нужно помочь российскому гиганту' Александр Адлер опубликовал в этом разделе газеты (1) очень важный материал. По мнению автора, современная Россия не сможет достичь внутреннего единства и достаточной стабильности, чтобы занимать достойно и мирно место, которое ей по праву принадлежит в международном сообществе, если не будут постепенно устранены все причины столь затянувшегося унижения этой страны.

Ускорение темпов экономического развития, произошедшее в последние годы, частично отвечает этой задаче. Однако отсутствие стабильности на Украине и в Белоруссии, давление, а зачастую и прямые угрозы в отношении русскоговорящего меньшинства в большинстве соседних государств, входивших прежде в состав Советского Союза, позиция, занятая Западом в отношении чеченской проблемы - с акцентом на нарушения прав человека, хотя всем уже давно ясно, что речь идет по существу о мятеже исламистского толка, осуществляемого, в частности, при поддержке террористической сети Аль-Каиды - способствуют усилению в России чувства обиды и агрессивности, выразителем которых является Путин, удачно и широко использующий эти чувства в своей политике.

Итак, Россия по-прежнему остается огромной страной, играющей первостепенную роль в сохранении равновесия в международных отношениях, в силу целого ряда причин, среди которых: значительный демографический вес, огромные природные ресурсы, исторический фактор многовекового влияния на соседние страны, сохраняющиеся колоссальные арсеналы ядерного оружия, значительная протяженность сухопутной границы с Китаем, а также морское присутствие в акватории Тихого океана. В силу всех выше перечисленных причин Евросоюз и в целом все международное сообщество кровно заинтересованы в том, чтобы Россия смогла восстановить у себя внутреннюю стабильность и при этом значительно улучшила качество демократии в стране, и поддерживать с ней как можно лучшие отношения. В этом Александр Адлер безусловно прав.

Однако многие западные страны все более и более подталкиваются общественным мнением и политикой своих руководителей к тому, чтобы в отношении России проводить политику остракизма, осуждать ее, не доверять ей и принимать в отношении нее стратегические решения и практические шаги, идущие как раз в противоположном от вышеуказанного направлении, чем лишь способствуют усилению в российском обществе националистических и ксенофобских настроений. Президент Ж. Ширак, редко действующий в соответствии с теориями А. Адлера, изменил линию поведения, и построил свои отношения с президентом В. Путиным, как с заслуживающим уважения главой государства. И за это был подвергнут уничтожающей критике, массированным нападкам возмущенных политиков и общественных деятелей.

Я также считаю, что невозможно вести на долговременной основе последовательную внешнюю политику, не соответствующую и несовместимую с основными направлениями общественного мнения в стране. Особенно в отношении этических критериев, которые оно считает основополагающими, поскольку всем очевидно, что Россия поступает дурно. Главной ошибкой Ж. Ширака во всем этом является даже не то, что он делает, а то, что он не объясняет, почему он так делает.

Проблема заключается в том, чтобы знать, как следует оценивать критерии, и исходные соображения, которыми руководствуются политические деятели при принятии решений. У этой проблемы есть имя - 'реалполитика' или реальная политика. Очень удивительно, но вместе с тем и в высшей степени показательно, что в богатейшем французском языке не нашлось возможности создать французский аналог этого понятия, звучащий по-французски. Понятие реалполитика означает, что всякая политика в первую очередь служит для проведения определенных интересов, а затем уже принципов, А также и то, что в политике зачастую приходится пользоваться средствами, которые мораль осуждает.

Лично я принадлежу к нескольким поколениям и к огромной когорте мужчин и женщин, которые всегда были и продолжают оставаться приверженцами идей прав человека. Я всегда был активным сторонником и участником массового движения за свержение колониализма, раскрепощение и равноправие женщины, в поддержку находящихся в заточении инакомыслящих, пострадавших за свои идеалы. Эта борьба внесла свой вклад в изменение принципов мирового устройства. Нынешнее положение дел в мире говорит за то, что эта борьба должна быть продолжена и интенсифицирована повсеместно и во всемирном масштабе, по мере того, как упрочнятся ее юридическая основа.

Однако в настоящее время борьба за права человека должна стать важнейшей составной частью профессиональной политической деятельности, что ранее не наблюдалось. В этой связи я хотел бы высказаться против тезиса о тесной связи реалполитики с понятием бесчестья в политике. Часто этот термин употребляют в качестве синонима беспринципности и чего-то низкого, недостойного. Реальная политика всегда и везде такая, какую проводят те или иные политики. А проводят ее тогда и там, где ей нет альтернативы - когда нельзя вести себя лучше и иначе. Надо ли в таком случае ее стыдиться?

Китай в отношении Тибета, а Россия в отношении Чечни проводят недопустимую политику, и все это знают. Но всем также хорошо известно, что мощь и размеры этих двух стран делают их практически неуязвимыми для любого давления извне и любых санкций. Потенциал для карательных мер в отношении какой-либо страны, которая посмела им перечить, у них имеется значительный. Желание сохранить на высоком уровне торговые отношения, создающие множество рабочих мест как у них, так и у нас - в этих случаях всегда говорят о выгодах и никогда - о рабочих местах, - вполне закономерно и оправданно. Дело в другом: резкое осуждение, попытки остракизма и разного рода санкций чаще всего приводят к усилению в этих странах авторитарных, националистических и ксенофобских тенденций.

Половина стран-членов НАТО к демократическим странам отнести нельзя. Если мы хотим порвать с нынешней практикой, согласно которой нарушения прав человека подлежат наказанию лишь в тех случаях, когда имеют место в малых странах, что лишает эти так называемые санкции всякого права называться праведными, а принципы, которыми руководствуются те, кто их применяет, обоснованными, необходимо в корне пересмотреть наши критерии оценки.

Взаимоотношения между двумя странами могут приобретать бесчисленное количество форм и оттенков: от отказа от любых контактов и какого-либо товаро- или иного обмена, в рамках политики эмбарго, до полностью доверительных отношений, затрагивающих все сферы человеческой деятельности. Спектр этих отношений неисчерпаем. По этой причине нам необходимо четко и доходчиво выстроить систему критериев по их значимости, руководствуясь которыми мы могли бы вести, сокращать или расширять объем наших отношений (под 'мы' я подразумеваю Францию и Евросоюз) с различными государствами мира.

Проблема, возникающая в наших взаимоотношениях с Россией та же, - но в совершенно иных условиях, - что и со странами Африки, и в целом со всеми другими государствами, которые никогда не жили в условиях демократических режимов. Демократический процесс, сопровождающийся и конкретизирующийся в свободных выборах, подразумевает обязательное наличие целого культурного пласта и соответствующих традиций, зарождение и становление которых надо пестовать; сами по себе они с небес не свалятся и насильно их внедрить невозможно. Такие условия, как физическая безопасность, отсутствие карательных мер за инакомыслие, свобода прессы, независимость от власти судебных органов и контроль над силами правопорядка со стороны органов юстиции - на практике являются предварительными условиями, предваряющими проведение на регулярной основе честных выборов на многопартийной основе. Без всего этого выборы превращаются в своего рода фарс, комедию. Итак, из сказанного следует вывод: нельзя разорвать отношения с половиной мира. Это было бы как раз примером плохой, дурной политики.

Почему же тогда нельзя было бы договориться о том, что наши двусторонние отношения должны проводиться и развиваться в соответствии с тем, насколько та или иная страна уважает определенное число вышеупомянутых критериев, выстроенных в порядке возрастания их важности, что должно быть предметом рассмотрения в Парламенте, т.е. органе, представляющим интересы избирателей? Самым первым условием, без которого никакие отношения не возможны в принципе, является отсутствие угрозы в каком бы то ни было виде, которую данная страна представляет для соседних государств. Условие номер два: внутренняя стабильность и наличие ответственного правительства. Третье условие: соблюдение международных договоренностей, действующих в отношении всего спектра отношений данной страны с внешним миром: торговых, финансовых, регулировании иммиграционных потоков, дипломатических и проч.

Эти три первых критерия достаточны для установления нормальных отношений на минимальном уровне, потому что они необходимы. За ними следуют критерии, применяющиеся в отношении внутреннего общественного устройства страны. Во-первых, тут речь идет о свободе слова, без которой все, что следует за этим, покоится на слишком зыбкой основе, находится под угрозой или вовсе отсутствует. За ней следует независимость от властей судебной системы, потом соблюдение прав человека - внутри страны и за ее пределами через систему международных договоров, регулирующих эти вопросы. Было бы правильным и благотворным для спокойствия нашей совести изобличать и подвергать публичной критике все факты нарушения прав человека, где бы они не происходили, но нужно также иметь в виду, что вся эта критика будет напрасной применительно к тем странам, где не существует на постоянной основе соответствующие структуры законодательной и судебной власти, которые могли бы обеспечить соблюдение вышеозначенных прав. Таким образом, в данном случае, видимо, необходимо на такую страну оказывать давление с целью создания именно таких предпосылок.

И только после всего этого может быть введен критерий, предусматривающий проведение выборов на многопартийной основе. Число стран, проводящих с виду плюралистические, а на самом деле сфальсифицированные, обманные выборы для того, чтобы успокоить международную общественность, и при этом продолжают все так же убивать, похищать, запугивать кандидатов и журналистов во время предвыборной кампании, по-прежнему велико. Тут уместно говорить о выборах, превращенных в маскарад.

Демократия всегда и везде является продуктом долгого культурного развития. Так уделим же больше внимания помощи в деле ее медленного вызревания вместо того, чтобы требовать немедленных и с виду годных, но гнилых внутри плодов. Права человека должны быть внедрены в понятие реалполитики, и тем самым оба этих понятия должны стать совместимыми.

* Бывший премьер-министр Франции, депутат Европарламента.

(1) номер нашей газеты от 3 марта 2004 г.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.