Худшего начала для второго президентского срока Владимира Путина вряд ли придумаешь. Еще четыре года назад он обещал своим соотечественникам, что добьется в сепаратистской кавказской республике стабильности и наведет порядок. За первые четыре года его пребывания у власти ему это совершенно не удалось, а второй президентский срок начался с того, что в Грозном был подорван лояльный Кремлю чеченский президент Ахмат Кадыров.

Российские эксперты, между тем, задумываются по поводу гибели Кадырова и возможных последствий этого для Москвы. Личность Кадырова, конечно, вызывала немало споров, как в самой Чечне, так и за ее пределами. Но он все же был готов брать на себя политическую ответственность в крайне опасной обстановке. Ответственность за неудачи: за свои собственные и за ошибки московского центра. Тем самым, он делал именно то, чего ждал от своего регента в Грозном Кремль, стремившийся к постепенному уходу из кризисной республики, не теряя лица.

Путин уже отказался вводить до новых выборов, которые, согласно чеченской конституции, должны состояться не позднее сентября, прямое президентское правление. В данный момент пока нет твердого мнения, кто же должен заполнить вакуум власти, и кто будет реализовывать готовый к подписанию договор о новом разграничении полномочий с Центром, не вызывая, тем самым, новой волны сепаратизма.

31-летний премьер Сергей Абрамов, работающий по-комиссарски, для Чечни, будучи этническим русским, не подходит. Многие московские наблюдатели делают поэтому ставку на сына Кадырова Рамзана, которого Путин принял сразу же после террористического акта, и который, между тем, уже стал первым вице-премьером.

Это в обоих случаях, однако, не является гарантией того, что они могут стать преемниками погибшего президента. Рамзан слишком молод - ему 27 лет, а чеченская конституция устанавливает, что президентом не может быть человек моложе 30 лет, - он должен позаботиться в качестве главы президентской лейб-гвардии о лояльности этих войск. Формирование, насчитывающее до 3 000 бойцов, хорошо вооруженное и высоко мотивированное (в силу своевременной выплаты денежного содержания), укомплектовано в основном бывшими боевиками, для которых Кадыров два года назад великодушно выхлопотал под свою собственную ответственность у Центра смягчение условий их амнистии.

Кремлю, возможно, все же придется теперь подружиться с одним из тех людей, которых он заставил осенью прошлого года снять свои кандидатуры, чтобы создать возможность для избрания Кадырова. Это - Асламбек (Aslambek) Аслаханов, советник Путина по Чечне; миллионер Малик Сайдуллаев или даже не пользующийся популярностью прежний председатель российского парламента Руслан Хасбулатов. Все эти люди имеют своих собственных людей в Чечне и поэтому для Москвы они являются только условно управляемыми.

Независимые наблюдатели отдают предпочтение парламентской республике, которая отвечала бы исторически сложившейся в Чечне модели социального равенства в большей мере.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.