МОСКВА. - Политическая тележурналистика в России лишилась одной из самых заметных фигур и высокопрофессиональной аналитической программы, что не может не отразиться на ее качестве. Во вторник (сообщение об этом было опубликовано на следующий день) был уволен Леонид Парфенов - неукротимый, остроумный и искушенный в политике телеведущий - а его еженедельная программа 'Намедни' была снята с эфира.

Парфенов утверждает, что за его увольнением стоят спецслужбы. Компания, где он работал - канал НТВ, находящийся под контролем государства, заявила, что Парфенов нарушил корпоративную этику.

Возможно, правы и Парфенов и НТВ, но это событие стало тревожным свидетельством о том, как именно Кремль понимает вопрос о свободе политического анализа на российском вещании.

Вопрос, из-за которого закончилась карьера Парфенова в качестве политического телекомментатора, связан с интервью с вдовой Зелимхана Яндарбиева - убитого лидера чеченских сепаратистов, подозреваемого в причастности к терроризму. В его убийстве обвиняются двое российских граждан: в настоящее время их судят в Катаре.

Кремль отрицает всякую причастность к убийству. Интервью было показано в программе 'Намедни' в воскресенье - но только на восточные регионы России. Через несколько часов руководство НТВ велело снять интервью до того, как передача выйдет на западную часть страны.

По утверждениям НТВ, приказ о снятии интервью отдали представители спецслужб, утверждая, что его демонстрация может негативно отразиться на ходе судебного процесса в Катаре. Как и ожидалось, Парфенов выразил энергичный протест.

Во вторник Парфенов был уволен, а его программа закрыта. Как говорится в заявлении, размещенном на вебсайте НТВ, Парфенов нарушил трудовое соглашения, 'не поддержав руководство компании'. Парфенов, естественно, утверждает, что он и его программа пали жертвами неприкрытой цензуры со стороны Кремля.

Был ли Парфенов действительно уволен за то, что хотел показать интервью с вдовой Яндарбиева? Скорее всего, нет. Как считают многие наблюдатели, двух россиян в Катаре осудят, затем быстро помилуют и вышлют из страны.

Его карьеру погубила не политика и не отказ следовать политической линии Кремля: причиной этого стало его отношение к политике, журналистский профессионализм и гражданская совесть - явление не столь уж частое.

Как постоянный зритель 'Намедни', автор этих строк может привести бесконечное множество примеров, из-за чего кое-кто в Кремле мог держать на Парфенова 'камень за пазухой'. 'Намедни' была одной из немногих политических информационных программ государственных электронных СМИ, чьи авторы не ведали страха. Парфенов не знал ограничений в своей сатире, критике и разоблачении поступков российской политической и финансовой элиты. Кроме того, 'Намедни' отличалась глобальным охватом, делая репортажи, к примеру, о событиях на Ближнем Востоке, которые вряд ли когда-либо смогла бы увидеть американская аудитория.

Программа, с ее своеобразной стилистикой - остроумными вставками и забавным графическим оформлением - не щадила никого. В воскресенье в 'Намедни' был показан репортаж о послании президента Владимира Путина к нации: с помощью компьютерной графики картинка была обработана таким образом, что все слушатели в зале превратились в клонированного Путина. 'Намедни' не критиковала напрямую действия и цели президента, но высмеивала чересчур осторожный политический стиль Кремля.

С точки зрения гражданственности, ни одна программа на российском телевидении не могла сравниться с 'Намедни'. В еженедельной рубрике программы под названием 'Бедные люди' не просто демонстрировались репортажи о царящей в России бедности - различные социальные слои помещались в общероссийский контекст. 'Намедни' не обвиняла в этой нищете кого-то конкретно, и уж нем более Кремль, но показывала, что бедность - это проблема, которая должна волновать всех россиян. Как ни одна другая телепрограмма, 'Намедни' стремилась показать состояние общества в целом - а не отдельные его аспекты, освещаемые в обычных выпусках новостей.

Многие наблюдатели, специализирующиеся на проблемах российских СМИ, предполагали, что открытое столкновение Парфенова с НТВ и Кремлем рано или поздно произойдет. Напряженность между ними возникла еще несколько месяцев назад, когда был снят репортаж об одной книге, где передавались сплетни о взаимоотношениях Кремля с прессой. Таким образом, запрет интервью с вдовой Яндарбиева расценивается как 'проба сил', состязание, в котором Парфенов не захочет уступать. Парфенов и не сдался - он отказался жертвовать профессиональными стандартами своей журналистики.

Теперь россияне, в том числе и сам Кремль, лишились важного общественного форума. 'Намедни' не пыталась влиять на общественное мнение - она просто была его отражением. Свой потрясающий талант Парфенов использовал не для того, чтобы кого-то осмеять; он просто давал россиянам хороший повод вместе посмеяться. 'Намедни' не преследовала политических целей: она просто старалась показать россиянам, что о политике и обществе можно думать не только так, как это предписывается свыше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.