4 июня 2004 года. Когда российский президент Владимир Путин воспользовался обращением к нации в прошлом месяце, чтобы призвать к наращиванию усилий по строительству в России гражданского общества, многие российские газеты отнеслись к этому скептически - и события этой недели не способствовали тому, чтобы это впечатление развеялось.

Новый законопроект о собраниях и демонстрациях протеста, который вводит существенные ограничения относительно того, где и как люди могут протестовать против правительства, в среду прошел первое чтение в Думе, нижней палате российского парламента.

Митинг протеста, организованный рядом оппозиционных партий, был насильственно разогнан милицией перед журналистами и камерами. "Вот вам и развитие гражданского общества - саркастически заметила либеральная газета финансовых кругов "Известия". - Это нельзя было назвать народной революцией. Не больше сотни людей, но реакцией стал удар в лицо".

Г-н Путин в своем обращении прибегнул также к неискренним словоизлияниям по поводу свободы слова. В среду Леонид Парфенов, ведущий информационно-аналитической программы "Намедни", одной из немногих в России независимых программ, был уволен с телеканала НТВ после громкого скандала из-за интервью с вдовой убитого лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева. В Катаре в настоящее время судят по обвинению в убийстве Яндарбиева двоих сотрудников российской спецслужбы. Если их признают виновными, им грозит смертная казнь.

Интервью с вдовой Яндарбиева появилось на программе Парфенова для Сибири и Дальнего Востока, которая выходит в эфир раньше, чем в Москве, но затем было снято с эфира после, как утверждают некоторые, телефонного звонка из Кремля.

Это решение возмутило Парфенова, который во вторник рассказал о данном эпизоде на страницах газеты "Известия" и выразил свое негодование. "Пришел босс и заявил команде программы 'Намедни', что, хотя мы правильно действовали в том, что касается журналистики, интервью не может быть передано в эфир", - сказал он. - После этого как могу я посылать своих репортеров 'в поле' и напутствовать их 'Добудьте эксклюзивный материал, но не настолько эксклюзивный, чтобы его потом отвергли'".

Он также назвал российские новостные сообщения фарсом. "Реальную жизнь просто обходят", - сказал он, добавив при этом, что о ситуации в разоренном войной Грозном было сообщено только лишь по причине визита в этот город правительственного министра.

Парфенов разъяснил газете "Коммерсант", что на следующий день после публикации его интервью в "Известиях" он был вызван к главе НТВ и уволен.

"Коммерсант", признанный оппонент г-на Путина, также прокомментировал это дело статьей на первой странице с лучшим заголовком недели "Парфенонсенс".

Хотя Парфенову не удалось избежать некоторой критики в российских СМИ, большинство комментаторов увидели в его уходе утрату для российского телевизионного журнализма.

"Не могу себе представить, где еще на национальном уровне может появиться (другая) программа, которая бы иронично относилась к государству, или в которой бы критиковались инаугурация президента или его обращение к нации, или в которой гипотетически можно было бы увидеть интервью с вдовой Яндарбиева. Мне представляется, что мои права как зрителя были урезаны", - заявила "Коммерсанту" телеведущая Светлана Сорокина.

В газете "Ведомости" Елизавета Осетинская написала, что российским СМИ частенько приходилось встречаться с претензиями тех, о ком они писали. Буквально накануне влиятельный персонаж одной истории "потребовал объяснений, какое право газета имела называть его отчество. . . если он не давал на это согласия".

На этой неделе гражданское общество г-на Путина пережило еще один удар после очередного банковского скандала. В прошлом месяце у "Содбизнесбанка", который самим своим названием многие годы смешил англоязычную публику, за отмывание денег была отобрана лицензия, и теперь его клиенты опасаются, что потеряют все свои накопления.

После многонедельных ожиданий перед входом в помещение банка клиенты привели к банку пятерых стриптизеров, которые спустили брюки и показали свои задницы, чтобы можно было прочесть слово "козлы".

Среди тех, кто ожидал, чтобы выяснить, что с их счетами, был и г-н Чекров, который потерял свои деньги в банках в ходе скандалов в 1990-е годы. Он, по заявлению "Коммерсанта", является "профессиональным обманутым инвестором", который опасается, что, возможно, снова потеряет свои деньги, которые он на этот раз копил на свои похороны.

Все это напомнило многим обозревателям о старой шутке, которая ходила в народе после финансового кризиса 1998 года.

Женщина входит в банк и спрашивает клерка "С кем мне поговорить об открытии счета?" После длительного выяснения клерк возвращается и отвечает ей: "Никто не знает, но большинство из нас думают, что с психиатром".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.