В 1988 году Рональд Рейган говорил со студентами Московского государственного университета о свободе и демократии. Он говорил, что 'ничто не будет милее моему сердцу', чем 'еще при жизни' увидеть Россию процветающей свободной демократической страной. Сейчас, когда Россия продвинулась довольно далеко в экономическом отношении, но при этом откатилась назад с точки зрения демократического строительства, Владимиру Путину необходимо показать миру, что его нация по праву занимает место наравне с другими семью членами 'высшей лиги'.

Присутствие России на саммите 'большой восьмерки', который начинается сегодня на Си-Айленде в штате Джорджия, США - отчасти анахронизм. Изначально Россию пригласили в качестве наблюдателя, а затем и полноправного участника политических дискуссий 'большой семерки', чтобы подчеркнуть этим поддержку экономических и демократических преобразований, проводимых Борисом Ельциным. Однако сегодня, когда президентом России избран Путин, она уже совсем не такая свободная страна и ее строй не такой по-настоящему демократический, каким мы видели его тогда.

* * *

А раз так, зачем нам продлевать участие России в 'большой восьмерке', и что нужно теперь Америке от этой страны с таким огромным потенциалом и такими тревожными авторитарными тенденциями?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо честно признать, что развитию авторитаризма при господине Путине способствовали некоторые обстоятельства. После того, как доминирование коррумпированной политики в России с начала 90-х годов прошлого века извратило в России понятие демократических реформ, обнищавший русский народ недолго думая поддержал курс на замедление преобразований, провозглашенный Владимиром Путиным. Однако народное доверие он использовал на то, чтобы систематически ограничивать свободы, которыми стал пользоваться его народ после распада Советского Союза.

'Управляемая демократия' Путина - всего лишь оксюморон (соединение в одной фразе теоретически несоединимых понятий - пер.), которым прикрывают нечестные выборы, такие, как в марте 2004 года, которые вызвали чрезвычайно резкую критику международных наблюдателей. В России уже закрыты все независимые от правительства средства массовой информации, имеющие возможность вещать на всю страну. Теперь правительство жестко манипулирует оставшейся прессой, повсеместно использует административный ресурс для поддержки проправительственных кандидатов на выборах и без всякого стеснения натравливает прокуратуру на [политическую] оппозицию. 'Диктатура закона', которую обещал народу господин Путин, на практике превратилась в правительство, которое, как сказал Колин Пауэлл, 'не полностью руководствуется законом'.

Всего две недели назад господин Путин в своем обращении к нации обрушился на общественные организации, защищающие демократию и права человека, за то, что они якобы служат 'сомнительным' интересам и получают частное финансирование именно от тех стран 'большой восьмерки', в числе которых Россия хочет состоять. Эти организации, объединяющие независимых журналистов, аналитические центры и правительственные агентства - практически все, что осталось от неокрепшей российской демократии. Через день после обращения Путина офис одной из правозащитных организаций Татарстана подвергся хулиганскому нападению.

Глава нефтяной компании "ЮКОС" Михаил Ходорковский, который финансировал многие подобные общественные организации, преступил неписаный закон Путина, который гласил, что на прошлые дела бизнесменов государство будет смотреть сквозь пальцы, если они не будут лезть в политику. Как и господин Ходорковский, сидящий сейчас в тюрьме по обвинению в уклонении от уплаты налогов, некоторые предприниматели и журналисты почувствовали на себе, что такое избирательное применение закона.

Хотя все это действительно грустно, Россия, несмотря на потерянное время и откат назад, еще не потеряла возможность стать современной страной, в которой реально обеспечиваются человеческие свободы. Ни полный экономический коллапс 1998 года, ни безнаказанная коррупция, ни дефолт по долгам МВФ, ни растущий авторитаризм и государственное беззаконие не означают, что этого потенциала больше нет.

В прошлом году российская экономика выросла на 7.2 процента. В бюджете был профицит в 100 миллиардов долларов. Большей частью это, конечно, заслуга высоких цен на нефть и развития нефтедобывающей отрасли, но экономическая политика, проводимая правительством Путина, в частности, введение плоской 13-процентной шкалы налога на доходы, также сыграла свою роль. В настоящее время впервые в российской истории развивается предпринимательство и зарождается рынок ипотеки.

Однако чтобы модернизировать свою неэффективную и убыточную производственную базу, России настоятельно необходимо больше прямых иностранных инвестиций. А на инвесторов очевидные планы господина Путина использовать свою беспрецедентную власть для ограничения свобод и превращения верховенства закона в собственное верховенство произведут такой же отпугивающий эффект, как и замедление экономического роста.

То же самое можно сказать о внешней политике Путина, которая привела его к противоречию не только с Америкой, но также и с большей частью стран Европы и Центральной Азии. Пытаясь получить как можно больше твердой валюты, Россия превращается в главного поставщика ядерных материалов и технологий в Иран. Хотя в конце концов строительство ядерного объекта в Бушере было приостановлено, Путин, похоже, собирается настолько же тесно сотрудничать с Ираном, как и с Западом. России хорошо бы использовать встречу 'большой восьмерки', чтобы, наоборот, расширить насколько возможно сотрудничество в сфере нераспространения ядерного, химического и биологического оружия, чтобы не дать ему попасть в руки террористов. Здесь и Россия, и Соединенные Штаты должны предложить друг другу сотрудничество по обмену разведывательной информацией.

Будет ли новая Россия жить в пределах своих границ и развивать сотрудничество с соседними странами, чего никогда не делал Советский Союз? Здесь еще остается много вопросов, хотя, к примеру, конструктивная позиция, которую заняла Москва по отношению к 'Революции роз' в Грузии, внушает некоторую надежду. На саммите 'большой восьмерки' Россия должна взять на себя обязательства настаивать на том, чтобы сепаратисты в Грузии и Молдавии шли на соглашение с властями этих стран, и ей необходимо понять, что присутствие американских и европейских войск в Центральной Азии и Грузии будет работать на безопасность самой России.

Да, несмотря на сопротивление своих военных, Путин поддержал развертывание в Узбекистане и Кыргызстане войск Соединенных Штатов, участвующих в операции в Афганистане. Однако усилия, которые Россия предприняла с тех пор, чтобы поставить под вопрос лидирующие позиции Соединенных Штатов в ООН и в Ираке, не могут не разрушать нашего доверия, так как именно Москва больше всех выиграла от того, что сделано Соединенными Штатами в Афганистане, Грузии и в регионе в целом.

Россия может сыграть вспомогательную роль в передаче иракского суверенитета, и начать ей следовало бы с Си-Айленда, а именно с обязательства списать существенную часть иракского долга, сделанного еще режимом Саддама. У России есть все основания присоединиться к (американской -пер.) инициативе 'Большого Ближнего Востока' и продвигать в регионе демократическое строительство. Россия также должна осознать, что ее политика в Чечне, как когда-то разрушительная политика Советского Союза в Афганистане, превратила эту республику в рассадник терроризма. Чтобы добиться успеха в борьбе с террором, России необходимо сесть за стол переговоров со всеми заинтересованным сторонами и искать политическое решение проблемы.

Суждено ли России стать законным членом 'большой восьмерки', зависит прежде всего от того, будет ли она придерживаться принципов защиты гражданских свобод, демократии и равенства всех перед законом, не только на словах господина Путина, а еще и на деле. Самым сильным сигналом к этому и для России, и для всего мира станет обязательство российского президента не нарушать конституционного ограничения в два президентских срока. По крайней мере, это создаст для России возможность впервые в ее истории передать власть от действующего президента оппозиции - и это будет несомненный знак того, что российская демократия больше не 'управляемая'.

Участие России в 'большой восьмерке' и возможность принять у себя этот саммит в 2006 году, как планируется сейчас - это привилегия, которая дается только тем, кто добровольно придерживается демократических норм. Однако Россия, хотя уже прошло более десяти лет после распада Советского Союза и шесть лет с момента ее принятия в 'большую восьмерку', так и не совершила переход от коммунизма к свободному предпринимательству и от советского полицейского государства к стабильному и действительно демократическому обществу.

* * *

В своей речи в Москве президент Рейган говорил, что 'свобода' может расцвести в России 'как свежее зеленое деревце, посаженное над могилой Толстого'. Может быть, начиная со встречи на Си-Айленде, президент Путин и будет делать конкретные шаги к тому, чтобы гарантировать свободу, ограничиваемую только законом, и прийти к общему знаменателю с ведущими демократическими державами мира. Если так случится, то российская власть, наконец, заработает экономический и политический статус, который бы соответствовал как стандартам остальных стран 'большой восьмерки', так и выдающимся культурным достижениям народа этой страны.

Кристофер Кокс - член Палаты представителей конгресса США от Штата Калифорния, председатель Комитета палаты по политике (House Policy Committee) и председатель Комитета по внутренней безопасности (Homeland Security Committee).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.