Вымысел всегда имеет место - особенно в момент чьей-то смерти. Поэтому в эти дни в Америке повсюду звучат рассказы о Рональде Рейгане (Ronald Reagan), победившем коммунизм и закончившем "холодную войну".

Именно наращивание вооружений, говорят его республиканские поклонники, и его угрожающие речи поставили Советский Союз на колени и навсегда изменили мир. Наш 40-й президент был приятным человеком, что делает эту сказку более достоверной, чем какие-либо иные исторические выдумки. Однако правда заключается в том, что падение "железного занавеса" вряд ли было делом рук Рейгана.

Именно Михаил Горбачев, своей стремительной демократической революцией на родине и следующими одна за другой демократическими инициативами за рубежом, держал Рейгана в углу ринга, практически не предоставляя ему иного выбора - так как актеры не любят находиться на заднем плане - помимо признания, что мир становится иным, новым.

Будучи журналистом и работая сначала в Вашингтоне, а затем в Москве, я имел счастливую возможность наблюдать за интригующей ситуацией с обоих концов сцены.

При общении с Рональдом Рейганом советский руководитель знал, что он имеет дело с типичным воином "холодной войны". Необходимо было проделать довольно большую работу, чтобы подвести его к "новому мышлению". И поэтому Горбачев начал свое обаятельное наступление. Первым пунктом стал принятый Кремлем в 1985 году односторонний мораторий на ядерные испытания. "Пропаганда", - отреагировал Белый дом.

Затем г-н Горбачев объявил о грандиозном плане избавить мир от ядерного оружия к 2000 году. "Очередная ложь, - вскричали люди Рейгана. - Очередная коммунистическая чепуха".

Потом пришла очередь еще одной уступки - Кремль разрешил проводить инспекции вооружений на советской территории - за которой последовал саммит в Рейкьявике. В Исландии г-н Горбачев предложил пакет долгосрочных мер по сокращению вооружений, однако г-н Рейган, к общему осуждению, отказался, и не предложил ничего взамен.

Слова "гласность" и "перестройка" стали всемирно известными. Для таких представителей Белого дома, как Ричард Перл (Richard Perle) - принца тьмы, продолжающего считать, что все происходящее является блефом - Горбачев начал вывод войск из Афганистана. Он освободил главного диссидента Андрея Сахарова и сотни других политических заключенных. Он ввел свободу печати, иммиграции и религии. Он сказал лидерам стран Восточной Европы, что советская военная машина больше не будет поддерживать их шатающиеся диктаторские режимы. Он ввел то, о чем в советской истории никто никогда не слышал - демократические выборы.

К этому моменту положение американской администрации пошатнулось. Результаты опросов общественного мнения начали показывать, что, как бы это ни казалось невероятным, советский лидер считается главнейшим сторонником мира. Смущенный г-н Рейган наконец-то ответил должным образом. Незадолго до окончания своего президентского срока он приехал в Москву, где подписал объемное соглашение о контроле за вооружениями и тепло обнялся с г-ном Горбачевым. Один из журналистов задал президенту вопрос, продолжает ли он считать Советский Союз империей зла. "Нет, - ответил Рейган. - Я говорил о другом времени, о другой эпохе".

Переиначенная ныне история гласит, что увеличиваемые Рональдом Рейганом расходы на оборону - как будто бы до этого Америка не наращивала свои вооруженные силы - каким-то образом запугали Кремль и заставили его начать реформы. Или говорят, что именно экономическая мощь Америки - как будто бы Советы не были всегда гораздо более слабыми по сравнению с Америкой - подтолкнула советского лидера к реформам.

На самом деле г-н Горбачев легко бы мог сохранить прежнюю тоталитарную систему. У него по прежнему была огромная армия, устрашающий ядерный потенциал и ужасная машина КГБ.

Однако он решил, что продолжение столкновений идеологий Востока и Запада не имеет смысла, что его больное и стареющее общество жаждет воздуха демократии. Его историческая кампания никак не связана с Рональдом Рейганом. Она была бы проведена как при этом, так и при любом другом американском президенте. Эта кампания - заслуга Михаила Горбачева: его воли, его внутренней силы, его человеческого духа. Что касается Рейгана, он был достаточно смелым и мудрым, чтобы отказаться от устаревших предубеждений и стать достойным компаньоном происходящих в России событий.

Он не был зачинщиком краха коммунизма, но он ему содействовал. Лучший актер вспомогательного состава.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.