Москва, 16 июня 2004 года. Суд над нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским должен начаться сегодня, и перспективы для него и для его компаньонов, которым тоже грозит суд, а также и для его компании ЮКОС являются мрачными. Учитывая настроения в Кремле, Ходорковского может ожидать длительный срок тюремного заключения. ЮКОС, скорее всего, обанкротится.

Чем ближе дата суда, тем бессовестнее действуют правительственные ведомства, участвующие в кампании против ЮКОСа. Генеральная прокуратура, министерство по налогам, арбитражный суд и судьи, участвующие в процессе, идут напрямик, чтобы поскорее раздавить ЮКОС, которая еще несколько месяцев назад была самой крупной, наилучшим образом управляемой и самой прозрачной из российских нефтяных компаний.

Всего один пример: в апреле министерство по налогам изучило документы о деятельности нескольких дочерних предприятий ЮКОСа в 2000 году и объявило, что недоимки и штрафы за тот год составляют около 3 млрд. долл. США. Это была повторная проверка - одну уже провели годом раньше и не нашли свидетельств уклонения от уплаты налогов. Адвокаты ЮКОСа подали исковое заявление, добиваясь признания недействительным решения арбитражного суда. В ходе слушаний в конце мая с.г. арбитражному суду потребовалось всего 3 дня, чтобы вынести решение по самой крупной налоговой тяжбе в российской истории. Вскоре после того, как начались споры между представителями федерального налогового ведомства и адвокатами ЮКОСа, судья арбитражного суда внезапно их прекратил и часом позже огласил свое решение. В нем полностью признавались все претензии к компании ЮКОС со стороны государства.

Котировки акций ЮКОСа продолжают неуклонно падать, а за ними обваливается и российский рынок ценных бумаг. Экономические аналитики и журналисты бьют тревогу. "Как можно думать о покупке других ценных бумаг, если крупнейшая в России компания превращается в ничто", - заявил один российский инвестиционный банкир.

Общий ущерб от правительственной кампании против Ходорковского и его компании выходит далеко за рамки деятельности рынка ценных бумаг. С момента ареста Ходорковского в октябре прошлого года Россия стала другой страной. Устрашенные нападками на ЮКОС, некоторые российские магнаты превращают свои предприятия в деньги и выезжают на жительство заграницу. Большинство российской деловой элиты предпочло полностью подчиниться правительству; ее члены пытаются доказать свою лояльность и охотно спонсируют организации и программы, на которые им указывает правительство.

Нелегитимность Большого Бизнеса - доминантная политическая тема, в особенности во время парламентских выборов в декабре прошлого года. В сочетании с неофициальными ограничениями на финансирование политических партий это предвещает закат либеральных партий, которых спонсировали магнаты, и позволяет Кремлю свести на нет всякую политическую оппозицию. Парламент был превращен в послушную машину для проштамповывания решений Кремля, который получил неограниченный контроль над политическим процессом. Сегодня в России нет политической конкуренции.

Отчуждение народа от Большого Бизнеса было вызвано не кампанией против ЮКОСа. Было невозможно избежать этих настроений в обществе после десятилетий искажений в экономике, где частная собственность и концепция прибыли были поставлены вне закона. Однако политика Кремля в последние месяцы усугубила этот антагонизм и подняла его на поверхность. Занятие крупным бизнесом в сегодняшней России считается первородным грехом, который следует неустанно искупать, и который никогда не будет прощен. "Социальная ответственность бизнеса" стала ультрамодной расхожей фразой; ее значение в современной России сводится к тому, что создавать рабочие места и платить налоги - недостаточно. Считается, что Большой Бизнес хронически в долгу у государства и народных масс; от него ожидают, что он должен заплатить некую цену, которая лишь становится выше по мере того, как растут платежи.

На недавнем общественном мероприятии в Москве одна женщина-администратор из Архангельской области выступила со страстной речью, в которой выразила свое отношение к бизнесам, которые приходят в ее регион "извне". Поскольку очевидно, что такие компании стремятся получить прибыль и, таким образом, завоевать определенное политическое влияние в ее регионе, сказала она, для местной администрации только лишь естественно требовать от них "компенсации".

Дело ЮКОС стало очевидным примером избирательного правосудия, которое, к тому же, подчиняется воле государства. Видя, как Генеральный прокурор РФ низводит с пьедестала крупнейшего российского магната, коллеги этого прокурора на местах используют собственную власть, чтобы устрашать местных капиталистов и принуждать их реагировать на жадность прокуроров. Ходят слухи, что прибыльные местечки в Генеральной прокуратуре РФ продаются за сотни тысяч долларов, которые тот, кто за деньги получает это назначение, рассчитывает "вернуть" путем вымогательства денег у тех бизнесов, которые оказываются в его юрисдикции.

Путь Ходорковского к богатству, возможно, был темным, но в этом он ничем не отличается от других российских магнатов. Переход от национализированной к рыночной экономике неизбежно не мог быть ни честным, ни красивым. Ходорковского отличало от остальных лишь то, что по прошествии нескольких лет хищнической капиталистической практики он сделал выбор в пользу прозрачного бизнеса и занялся крупномасштабной благотворительностью, сфокусированной на развитии гражданского общества. Сегодня российские капиталисты научены, что не следует спонсировать организации, которые даже отдаленно могут иметь сходство с политическими.

Ходорковский оказался слишком большим и все более независимым политическим и экономическим игроком. Российское государство стало рассматривать его как сильного соперника, с которым следует разобраться. Владимир Путин предпочел его раздавить. Россия платит очень высокую цену за победу своего президента.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.