Когда Александр Савенков садится к столу перед целым букетом микрофонов, то ничего хорошего это не предвещает. Савенков - военный прокурор России, и то, что он сообщил на этот раз о внутреннем положении в российской армии, превзошло даже самые плохие новости прошлого года. По его сообщению, и без того высокое число самоубийств в вооруженных силах за первую половину этого года увеличилось на 38%, составив 109 случаев. При этом минимум 60 солдат были, в буквальном смысле слова, доведены до самоубийства своими начальниками. Савенков сказал, что возросла также и коррупция. Она пронизывает все ранги вплоть до министерства обороны.

Серьезной причиной большого числа самоубийств является 'дедовщина'. Слово это звучит безобидно - оно происходит от русского слова 'дед', однако ничего доброго не означает. Это синоним страха и ужаса, ритуала, которому, как правило, солдаты, отслужившие более длительный срок, подвергают новобранцев. Они заставляют их напиваться, избивают, подвергают другим издевательствам. Многие униженные гибнут от дедовщины, дезертируют или спасаются, приняв добровольную смерть. Как-то министр обороны Сергей Иванов сказал: 'За каждым самоубийством стоит ошибка командира'.

Нет денег, нет надежды

Однако вывод Иванова слишком поверхностен. Потому что старая традиция ломать волю новобранцев является лишь составной частью затяжного кризиса в российской армии. Хроническое недофинансирование, тяготы дорогостоящей войны в Чечне, - армии не хватает денег, чтобы хоть как-то удовлетворять потребности 1,2 миллиона военнослужащих. По официальным данным за прошлый год 56% российских офицеров живут за чертой бедности. В одном отчете правозащитной организации Human Rights Watch говорится, что солдаты часто жалуются на то, что еду им готовят из испорченных продуктов, рыбу дают тухлую, еда безвкусная. Положенные продукты просто разворовываются. Кто заболевает, боится идти к врачу, потому что многие начальники, подозревая симуляцию, избивают солдат.