'Der Tagesspiegel': В борьбе с ЮКОСом Кремль, судя по всему, считает оправданными почти все средства. Что произойдет, господин Шнайдер, если за этим примером последуют другие?

Эберхард Шнайдер (Eberhard Schneider): Кремль преследует две цели. Главная цель - политическая, а именно, нейтрализация политического противника в лице Михаила Ходорковского. Вторя цель - экономическая, а именно, разгром концерна ЮКОС и передача его в собственность государства.

'Der Tagesspiegel': Что заставляет российского президента наносить удар сейчас?

Шнайдер: В 2000 году между Владимиром Путиным и олигархами существовала договоренность: никакого вмешательства олигархов в политику, взамен он отказывается от пересмотра итогов приватизации, в ходе которой те очень быстро обогатились. И вот председатель Правления ЮКОСа Ходорковский заявляет, что собирается в 2008 году сложить свои полномочия. Это Кремль воспринял как вызов, поскольку в 2008 году состоятся президентские выборы, и Путин посчитал, что Ходорковский намеревается выставить на них свою кандидатуру. Кроме того, он вызвал гнев Кремля тем, что выделял каждый год 200 миллионов долларов США на развитие гражданского общества, поддерживая школы, создавая возможности выхода в Интеренет, а также тем, что одновременно боролся за открытое, либеральное общество.

'Der Tagesspiegel': Следует ли ожидать, что в будущем подобное будет происходить чаще?

Шнайдер: Я не думаю, что это повторится, поскольку ЮКОС - устрашающий пример. Все олигархи поняли, что хотел сказать им Кремль: вы понимаете, что если хотите сегодня чего-то достичь, то должны стать на колени перед Кремлем, а политика для вас - табу.

'Der Tagesspiegel': Что можно сказать о демократии и принципах правового государства с точки зрения дела ЮКОСа?

Шнайдер: Я называю это 'управляемой демократией'. Дело ЮКОСа показывает, что государственные финансовые и налоговые органы и суды стали инструментом в борьбе с неугодными олигархами. Не существует антимонопольного ведомства. Но дело ЮКОСа свидетельствует, прежде всего о том, что Путин не сильный политик, за которого его многие принимают.

'Der Tagesspiegel': Почему?

Шнайдер: До сих пор ему удавалось находить баланс между соответствующими группами, представляющими в России разные интересы. Судя по всему, этого теперь нет. Инициатива выступления против ЮКОСа исходила не от Путина, а от Федеральной службы безопасности и от близких к ней людей из спецслужб и министерств. Они хотят сильного государства. Такого государства, за которым последнее слово в отраслях экономики, имеющих стратегическое значение, и которое печется о том, чтобы большие прибыли, получаемые на экспорте нефти, попадали в государственный бюджет, а не оседали в карманах частного предпринимателя.

'Der Tagesspiegel': Можно говорить, что Россия подобным образом осуществляет ренационализацию?

Шнайдер: Нет. Я себе тоже не могу представить, что Путин может обойтись таким же образом со всеми олигархами, поскольку это нанесло бы российской экономике серьезный ущерб и увело бы президента от его честолюбивых целей экономического роста. Мы ведь являемся свидетелями масштабного бегства капитала, характерного для первых шести месяцев этого года. Предприниматели чувствуют неуверенность. Прекратилось инвестирование.