Москва, 4 августа, (Reuters) - Больше десяти лет прошло с тех пор, как канул в Лету Советский Союз, а мы переживаем новый подъем кремлеведения - науки о том, как разгадывать тайны кремлевского двора.

Сокрушительная победа президента Владимира Путина на перевыборах в марте дала ему в руки огромную власть, но с тех пор то, что делается в его узком ближнем круге, все больше и больше скрывается под покровом тайны. Популярность Путина в стране все растет, и участие в разработке решений принимает лишь узкий круг его единомышленников. В таких условиях доступ к информации из высших эшелонов власти практически перекрыт, и политологам остается полагаться на логику и интуицию.

- Без него ничего нельзя решить, и, поскольку все главные решения формируются исключительно в его мозгу, их невозможно и предсказать, - говорит Маша Липман из московского Института Карнеги.

Среди приближенных Путина преобладают выходцы из его родного города Санкт-Петербурга, многие из которых, так же как и он, раньше служили в советских и российских спецслужбах.

- Вернулось наконец прославленное искусство кремлеведения, - говорит один из работающих в Москве иностранных банкиров, - правда, по сравнению с советскими временами, сейчас есть еще рынок, и это придает делу дополнительную остроту.

В разгар советской эпохи сущность кремлеведения заключалась в гадании на политической кофейной гуще. Газеты вроде 'Правды' читали между строк и внимательно анализировали официальные фотографии, силясь при этом рассмотреть, кто стоит ближе всех к советскому лидеру, и из расстановки фигур заключали, кто из них сейчас в фаворе, а кто нет.

Количество и противоречивость различных суждений о действительном направлении политики Кремля превысили всякие пределы на волне дела нефтяной компании "ЮКОС", находящейся под непрерывным судебным давлением со стороны властей, которое в недалеком будущем вполне может привести к ее расчленению.

То, как в России продвигается это дело, в котором бывшего генерального директора "ЮКОСа" Михаила Ходорковского, проявившего серьезные политические амбиции и тем самым перебежавшего дорогу Кремлю, судят по обвинению в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве, многими рассматривается как прекрасный индикатор принципов, на которых строит свою работу путинское правительство.

Журналисты и политологи каждый по-своему отвечают на вопрос, куда Путин ведет страну - и это в условиях полного информационного вакуума относительно того, что правительство собирается делать с разгромленной нефтяной корпорацией.

Придумай свой сценарий

Все данные, которые есть на настоящий момент, могут так или иначе подходить ко множеству вариантов, начиная с того, что Путин просто хочет указать могущественному олигарху его место, до предположений, что целью дела "ЮКОСа" является поглощение государством крупной нефтяной компании.

- Если вы с самого начала представляете себе Путина в виде железной руки, которая ничего так не хочет, как усиления государственного контроля надо всем и вся, тогда под вашу теорию вполне можно будет подогнать все, что сейчас происходит, - сказал пожелавший остаться неизвестным лондонский политолог с более чем двадцатилетним стажем, - однако, с другой стороны, если вы считаете, что он действительно хочет привести страну к рынку, и просто вынужден делать шаги, которые заставляют его казаться более склонным к авторитаризму, чем он есть на самом деле, и тогда вы найдете достаточно информации, чтобы поддержать эту точку зрения.

Никаких тебе пиарщиков

У Путина, в отличие от лидеров многих западных стран, нет специальной пиаровской команды, занимающейся исключительно разъяснениями для журналистов насчет происходящих в стране событий и растолковыванием шагов, которые собирается предпринять правительство. Его официальный представитель - совсем не публичная фигура, и от него не так уж легко получить какие-либо комментарии.

Управленческий стиль Путина, в чьих регулярно показываемых по телевидению и тщательно подготовленных беседах с министрами почти не наблюдается отходов от заранее написанного сценария, постоянно напоминает о его прежней профессии.

Ко всему прочему, не похоже, чтобы хоть у какой-нибудь газеты была приоритетная возможность получать информацию от властного истеблишмента. По словам Маши Липман, 'система даже не играет в открытость. Она дает слишком мало фактов, и никто не задает вопросов, а что, собственно, происходит. Есть такой 'кремлевский пул' журналистов, но они не выжимают по капле информацию из чиновников, а скорее лишь усиливают то, что те говорят, когда захотят'.

Предшественник Путина на президентском посту Борис Ельцин, хотя и работал с крайне беспорядочным правительством, постоянно имел около себя представителя с хорошо узнаваемым лицом. Кроме того, вспоминают политологи, к ельцинскому правительству было гораздо легче подобраться, потому что приоритетной близостью к президенту пользовался более широкий круг людей, и эти люди были больше расположены к общению с прессой.

- Когда президентом был Ельцин, порядка пятидесяти-ста человек представляли, что происходит в стране. При Путине тех, кто это знает, можно по пальцам пересчитать, да к тому же они еще и молчат, - говорит Эл Брич (Al Breach), московский экономист компании UBS Brunswick, - мы видим только то, что нам показывают. На самом деле все не так, как кажется. Так что мы проводим время в пустых разговорах. Вот вам и все кремлеведение.