Папа подарил ему игрушку после того, как он защитил диплом. Николай Смоленский с детских лет любил спортивные автомобили. Но по окончании учебы он не обнаружил у дома черного 'Мерседеса', перевязанного ленточкой на крыше и поздравительной открыткой на лобовом стекле. Последняя мода владеть викторианскими дачами, спрятанными вдоль Рублевского шоссе - это слишком по-пролетарски.

Николай же обнаружил, что стал владельцем, за 45 миллионов долларов, завода по производству самых эксклюзивных британских автомобилей. Так начинается жизнь бэби-олигарха. В свои 24 года он сможет ездить на 'TVR Tuscan', о которой он всегда мечтал. Но он также должен попытаться поправить баланс славной марки Ее Величества, одной из последних британских автомобильных фирм.

И, если получится, как тут же восторженно заявил молодой русский миллиардер, запустит на мировой рынок символ роскошных машин, сделанных вручную по заказу.

После Романа Абрамовича, самого богатого человека России, купившего год назад футбольный клуб 'Челси', за 600 миллионов долларов, еще один сын постсоветской приватизации вырвал у англичан из Сити один из наиболее благородных и снобистских символов старой Великобритании.

Расположенная в Блэкпуле TVR с ее 400 работниками, с доходом в 2003 году в 600 тысяч евро и растущим спросом на свою продукцию, - это не колосс четырехколесного бизнеса и не курица, несущая золотые яйца. Это, скорее, дорогостоящий кусок истории. Основанная сэром Тревором Уилкинсоном в 1947 году, фирма дебютировала в гонках в 1962-м. Она явилась на 24-часовые гонки 'Ле Ман' с тремя своими машинами, быстро став легендарной. Из ее цехов выходят не более 800 автомобилей в год, которые продаются по цене от 88 до 112 тысяч долларов. 'Именно поэтому, - заявил Смоленский-младший, - марка быстро завоюет успех во всем мире'.

Обещание, с учетом биографии его семьи, вызвало некоторое замешательство. Богатство нового хозяина TVR - его личное состояние оценивается в 100 миллионов - имеет совсем другое происхождение, нежели богатство сироты Абрамовича.

Магнат 'Сибнефти' начинал голодным, продавая кукол и сигареты на районных рынках. Николай Смоленский, хотя сегодня и дружит с Абрамовичем, вырос в роскоши между Москвой, Веной и Лондоном. С семилетнего возраста он живет на вилле с вековым парком в квартале Хайгейт. Миллиарды собрал его отец Александр, банкир-вундеркинд девяностых годов. Благодаря расположению Бориса Ельцина он основал банк 'СБС', за копейки купил у государства 'Агропромбанк' и со своей группой 'СБС-Агро' стал вторым банкиром страны.

Опрокинутый кризисом рубля в 1998 году, он обанкротился и уединился в Австрии. После крупнейшего банкротства в истории российского кредита он возродился в 2000 году, основав новый кредитный институт - 'Первое ОВК'. Президентом его был назначен сначала племянник, потом сын: именно Николай в августе 2003 года продал 'ОВК' за 200 миллионов долларов президенту группы 'Интеррос' Владимиру Потанину, старому другу папы, ставшему к тому времени жителем Вены.

Неважно, является ли TVR Смоленского, решившего конкурировать с 'Феррари' и 'Ламборгини' в гонке новых богатых русских за роскошью, инвестицией или капризом. . . Миллионеры времен Путина, занятые демонстрациями своего статуса, не экономят. По данным 'Форбса', чтобы сегодня стать среднего уровня олигархом, необходимы первоначальные вложения в размере примерно 170 миллионов долларов и способность тратить на текущие расходы ежегодно по 9 миллионов долларов.

На эти деньги можно купить и содержать квартиры по 600 квадратных метров в центре Москвы, дачи, обставленные старинной мебелью, десяток роскошных авто, виллы в Лондоне и на Лазурном Берегу, шале у горнолыжных спусков Куршевеля, частный самолет и яхту, коллекцию произведений искусства. Плюс - мелочи вроде личной охраны, домработниц, водителей и нянек, эксклюзивных британских и швейцарских школ, где учатся дети.

И все это надо умножить на три: расходы на семью, на любовницу и на резервную любовницу. Среди сумасбродств 'тусовки', новой постсоветской 'сладкой жизни', замечены выпуск на свободу тропических бабочек и редких птиц во время свадебных церемоний, демонстрация тигров и львов во время дачных праздников, еженедельные перелеты на частном самолете на ужин в Париж или в театр в Лондон, обращение к личному закупщику для приобретения фирменной одежды.

Но у 84 тысяч российских миллионеров, по оценке 'Меррил Линч', 23 миллиардеров, которые из Москвы контролируют 33% экономики страны, и 100 человек, которые производят четверть национального ВВП, фантазия не имеет границ. Есть такие, кто платит за то, чтобы провести ночь в тюремной камере с наркоманами и проститутками, или, переодевшись бродягой, соревнуется, под присмотром охраны, с супербогатыми коллегами в собирании милостыни рядом с Кремлем: побеждает тот, кто к концу дня собрал больше. Так что 30 миллионов русских, живущих за чертой бедности, уже не удивляют сумасбродства 'золотых мальчиков'.

Роман Абрамович в течение одного года приобрел 'Челси', вложил 120 миллионов долларов в бронированную яхту 'Пеларус' (оснащенную вертолетами, подводной лодкой и противоракетными установками) и подарил себе 'Боинг-767', который является близнецом самолета Президента США. Виктор Вексельберг за 120 миллионов долларов купил коллекцию яиц Фаберже, принадлежавшую царям Романовым: он ведет сейчас переговоры о покупке 19 ценных колоколов Даниловского монастыря, проданных в США в советские времена.

Король торговых центров Арас Агаларов построил в центре Москвы дворец из 34 суперроскошных квартир для себя и своих друзей, в то время как Григорий Березкин хвастает одной из самых солидных коллекций старинных автомобилей в мире: более 100 экземпляров, стоимость которых невозможно оценить.

Последний удар, однако, нанес Рустам Тарико, миллиардер, близкий к президенту Путину. Три месяца назад он купил на Сардинии виллу 'Минерва', жемчужину, расположенную в двух шагах от виллы 'Чертоза', любимой летней резиденции Сильвио Берлускони. Виллу продала ему Вероника Ларио, жена премьер-министра: 15 миллионов евро, дешево. Копейки для внуков коммунистической номенклатуры.