Почти не остается сомнений, что скоро 'ЮКОС' перестанет существовать в качестве единого, мощного игрока на экономической арене. Надежды на то, что Кремль 'простит' крупнейшей нефтяной компании России неистребимые политические амбиции ее владельцев, рассыпались в прах.

Это, однако, не означает, что 'ЮКОС' непременно будет объявлен банкротом. Еще в июне президент Владимир Путин заявил на весь мир, что власти 'не заинтересованы в банкротстве такой компании, как 'ЮКОС''. А Путин, как правило, придерживается подобных публичных обещаний.

Скорее всего, главные активы 'ЮКОС' достанутся другому владельцу за 14-15 миллиардов долларов - возможно, такова будет общая сумма налоговых недоимок, предъявленных компании. Новым владельцем может стать 'Сургутнефтегаз' или консорциум с участием 'Газпрома' и 'Роснефти'. 'Мелочевку', в том числе собственность 'ЮКОСа', не относящуюся к нефтяному сектору, могут приобрести другие крупные игроки - от 'Базового Элемента' до 'Альфа-груп'. После распродажи его самых ценных активов, 'ЮКОС' юридически не прекратит существование, но от него останется лишь пустая оболочка.

Лишь внешние факторы, например, позиция Китая, могут помешать этому процессу. Китайское руководство крайне озабочено тем, что крах 'ЮКОСа' может привести к срыву плановых поставок нефти на китайский рынок. Оно буквально бомбардирует премьер-министра Михаила Фрадкова письмами и обращениями. По слухам, министр промышленности и энергетики Виктор Христенко уже пообещал китайцам, что 'Юганскнефтегаз' - основной добывающий филиал 'ЮКОСа' - выполнит обязательства перед китайскими клиентами независимо от того, в чьи руки он попадет. Не исключено, что 'китайский фактор' поможет продлить существование 'ЮКОСа' как единой компании.

Власти Ханты-Мансийского автономного округа, в немалой степени зависящие от налоговых поступлений от 'Юганскнефтегаза', также весьма озабочены сложившейся ситуацией, и не скрывают этого от Кремля. Этот список можно продолжить. План раздробления 'ЮКОСа' будет дорабатываться в зависимости от того, какие сигналы получат 'могильщики' нефтяного гиганта в процессе его осуществления.

Скорее всего, незадолго до официальной 'кончины' 'ЮКОСа' председателем правления компании станет какой-нибудь профессионал-нефтяник, близкий к Путину. Нынешний председатель правления 'ЮКОСа' Виктор Геращенко, 'мастодонт' экономической политики, не сумевший помочь компании наладить конструктивный диалог с Кремлем, останется простым членом совета директоров.

Еще существует вероятность, что иностранным акционерам и директорам 'ЮКОСа' удастся избежать формального объявления о банкротстве. Они уже теряются в догадках, есть ли у Кремля какой-то масштабный план насчет 'ЮКОСа', а если есть, то учтены ли в нем реальные риски, с которыми может при этом столкнуться государство. Не понимают они и другого - почему Кремль не согласен просто принять акции и заверения в политической лояльности, предлагаемые главными акционерами компании.

В 'деле 'ЮКОСа'' Путин снова проявил себя отличным тактиком и никуда не годным стратегом.

Год назад, когда Путин попал в 'осаду' со стороны либеральной пропаганды, он действовал твердо и последовательно, исходя из собственного понимания нескольких основополагающих фактов.

Первый из них заключался в том, что западные лидеры не встанут на защиту основателя 'ЮКОСа' Михаила Ходорковского, потому что стабильность путинского режима для них важнее.

Второй факт был связан с тем, что самые влиятельные бизнесмены России - олигархи - не сплотят ряды в защиту гонимого коллеги. Вместо этого в решающий момент они начнут подливать масло в огонь и присоединятся к дележу добычи.

Третий заключался в том, что ведущие российские либералы откажутся от поддержки 'ЮКОСа', как только Кремль перестанет посылать им поощрительные сигналы - как это и случилось, когда в октябре 2003 г. был снят с поста тогдашний руководитель кремлевской администрации Александр Волошин.

По всем трем пунктам президент оказался прав в своих расчетах. Он продемонстрировал элите девяностых, движимой меркантильными интересами и лишенной основополагающей идеологии, что ей нечего противопоставить мощи государственной машины.

И все же остается неясным, какие преимущества Кремль надеется получить от полной ликвидации 'ЮКОСа'. Год назад цели Путина были очевидны: пресечь притязания олигархов на абсолютную власть, восстановить авторитет института президентства и уважение к верховной власти - гаранта стабильности в России с незапамятных времен.

Начиная 'атаку' на Ходорковского, Путин стремился продемонстрировать банкротство основополагающих ценностей 1990х гг., когда Россией, по сути, правили олигархи. Однако то, что происходит сегодня, наоборот, свидетельствует о триумфе этих ценностей. Как и в 'дикие' девяностые, сильные вновь используют коррумпированный государственный аппарат, чтобы присвоить имущество слабых.

Судя по всему, вопреки всеобщим ожиданием, вопрос об узаконивании приватизации главных активов страны в 1990е гг., к сожалению, снят с повестки дня. Стало очевидно, что никто не желает поднимать этот вопрос - ни члены Российского союза промышленников и предпринимателей, ни наиболее влиятельные государственные чиновники. Как выяснилось, сам большой бизнес не заинтересован в узаконивании статус-кво, поскольку этот шаг стал бы препятствием для дальнейшего передела собственности. Для олигархов обретение статуса законных владельцев оказалось менее важным, чем сохранение права воровать у своих собратьев.

Хотя разговоры о социальной ответственности стали 'общим местом', на деле мы наблюдаем подмену подлинных понятий фальшивыми. Когда нефтяной и металлургический магнат Виктор Вексельберг приобрел девять яиц Фаберже и привез их в Россию, где они будут выставляться в течение года, его жест превозносился как благородный поступок, хотя ни государство, ни народ ничего не выиграли от личной пиар-кампании Вексельберга.

Активы, конфискованные у Ходорковского и Ко, не будут использованы для установления социальной гармонии. Подумайте: если именем государства у 'ЮКОСа' отбирают 14 миллиардов долларов, почему государство одновременно фактически отменяет социальные льготы для наиболее уязвимых категорий населения? Процесс, начинавшийся как успешная и необходимая политическая кампания Путина против Ходорковского, деградировал до уровня сомнительной деловой авантюры. Олигархи просто в восторге. Они боялись изменения правил игры, но вместо этого Путин просто свел личные счеты с чересчур рьяным политическим хулиганом.

Как ни парадоксально, это означает, что Ходорковский одержал моральную победу. Он продемонстрировал свою стойкость, умение выживать, и способность оставаться сильной личностью даже в тюрьме. Возможно вы помните, как другой олигарх - Владимир Гусинский - отказался от своей медиа-империи на третий день пребывания за решеткой. Ходорковский понял, и показал всему миру, что его противники руководствуются всего лишь банальной алчностью, а не стремлением устранить несправедливость, допущенную в 1990х.

'Дело 'ЮКОСа'' придет к финалу в конце сентября. Ходорковского приговорят к двум-трем годам тюрьмы. Платон Лебедев получит четыре-пять лет. И многие из людей, летом 2003 г. обвинявших меня в том, что я подстрекаю силовиков, будут аплодировать этим приговорам с подобострастной улыбкой.

Или, опять же, я могу ошибаться.

Станислав Белковский, директор Института национальных стратегий, написал эту статью специально для 'Moscow Times'