Государственная Дума должна в ближайшем будущем рассмотреть пакет законов, по которым финансирование российских неправительственных организаций будет ограничено или обложено огромными налогами.

МОСКВА - Большую часть своего рабочего времени Вероника Марченко не работает. Ей приходится постоянно бороться с российскими властями и доказывать, что в деятельности ее правозащитной группы 'Право матери', предоставляющей юридическую помощь и судебное представительство родителям, чьи дети погибли на военной службе в мирное время, нет ничего непатриотичного.

- Мы постоянно оказываемся в оппозиции, - говорит она, - но ведь наша главная цель - заставить российских чиновников работать эффективно и по закону. К сожалению, так бывает нечасто, и без 'Права матери' многие родители, потерявшие детей, остались бы вообще без юридической помощи.

Получается, что Виктория Марченко говорит то же самое, что и президент Путин, провозгласивший в мае необходимость строительства 'зрелой демократии и развитого гражданского общества', чтобы ускорить интеграцию России в современный мир.

Однако в том же выступлении господин Путин ударил по и без того небольшому российскому сообществу тех, кто занимается защитой окружающей среды, прав человека и независимой журналистики: 'Далеко не все [неправительственные организации] нацелены на защиту реальных интересов людей', - сказал он, 'Для некоторых из них [главное - ] получать финансирование от влиятельных иностранных и отечественных фондов. Для других главное - обслуживать сомнительные организации и коммерческие интересы'.

Пакет поправок к Налоговому кодексу, который скоро должна рассмотреть прокремлевская Государственная Дума, если он будет одобрен, воплотит в жизнь идею последнего высказывания Путина - будет создана комиссия по контролю над финансированием неправительственных организаций. В поправках предлагается, чтобы все организации, как российские, так и иностранные, выделяющие средства на их деятельность, проходили долгую процедуру регистрации и предоставляли полную информацию относительно того, на что будут потрачены их деньги. С любых 'незарегистрированных' поступлений необходимо будет заплатить налог - 24 процента.

Как и многие другие инициативы Кремля при президенте Путине, эта расколола обсуждавших ее экспертов на два лагеря: одни считают, что это нормальный государственный надзор за общественными институтами; другие утверждают, что речь идет о новом наступлении авторитарной власти на проявления независимой гражданской позиции простых людей.

- Но ведь ничего страшного не происходит, - говорит Вячеслав Никонов, глава московского независимого института 'Политика', - правительство несколько обеспокоено тем, что деньги на деятельность, которая не нравится государству, выделяет деньги множество иностранных организаций. Ничего нового в этом нет.

Сейчас в России около 350 тысяч общественных организаций. Большинство из них - спортивные клубы или клубы по интересам, общества коллекционеров, ветеранские ассоциации и другие группы, не занимающиеся политикой. Немногие получают финансирование из-за рубежа, у большинства вообще нет постоянных источников финансирования, и некоторые даже сами говорят, что правительство должно занимать активную позицию.

- Любая государственная политика лучше, чем нынешний хаос, - считает Александр Саверский, председатель Российской лиги защиты прав пациентов, которая оперативно публикует данные о злоупотрблениях во врачебной среде. По словам Саверского, часть дня ему приходится работать агентом по недвижимости, чтобы его Лига хоть как-то выживала, - Может быть, сделают какой-нибудь государственный департамент по делам общественных организаций, и они будут помогать таким группам, как наша.

Многие утверждают, что новые правила финансирования неправительственных организаций - не что иное, как еще одна часть путинской мозаики, в которой уже готовы такие элементы, как контроль над независимыми телеканалами, контроль над выборами, который уже превратил парламент в секретариат Кремля, и арест нефтяного магната Михаила Ходорковского, который поддерживал оппозицию. А теперь, говорят они, Кремль перейдет к прямому давлению на независимые организации, работающие в сфере защиты окружающей среды и прав человека, свободы прессы и защиты прав военнослужащих.

- Положение в России действительно изменилось. Независимых средств массовой информации и политических партий больше нет, - говорит Дмитрий Бенцис, пресс-секретарь московской организации 'Движение за права человека', которое почти полностью получает финансирование из западных источников, - Путин говорит, что он за диалог с российскими гражданами, но на деле этот диалог подошел к концу. Мы считаем, что это конец демократии в России.

По словам Бенциса, его организация испытывает все больший нажим со стороны российских властей за то, что она получает зарубежные гранты. При этом 'российские спонсоры боятся поддерживать правозащитные организации', - указывает он, 'Они боятся, что, если дадут деньги, то с ними сделают то же, что с Ходорковским'.

Сергей Марков, глава московского Центра политических исследований, имеющего серьезные связи в Кремле, согласен с тем, что в российском правительстве есть силы, надеющиеся на восстановление советского типа общества, в котором все общественные институты контролируются государством. Но при этом он утверждает, что Путин действительно хочет создания сильного гражданского общества, необходимого для продвижения реформ.

- Кремль хочет видеть такие организации, которые критиковали бы бюрократию. Он хочет создать реально работающую демократию, - считает Марков.

По его мнению, самая большая проблема со многими правозащитными движениями, получавшими финансирование из-за рубежа, состоит в том, что у них до сих пор сохраняется советский менталитет, по которому правозащитники должны быть непременно в абсолютной и жесткой оппозиции к государству.

- К компромиссу должно двигаться не только правительство. Многие общественные организации должны тоже сделать шаг навстречу и начать сотрудничать с государством.

Как говорит Виктория Марченко, организации 'Право матери', которую финансово поддерживают несколько западных фондов, не нужна никакая 'иллюзия сотрудничества' с властью.

- Государство ужасно ведет себя по отношению к общественным организациям. Нам с ним говорить не о чем, - утверждает она.

Виктория говорит, что 'Право матери' будет и дальше продолжать помогать семьям погибших солдат получать страховку и пенсии, которые российские военные никому не хотят платить, даже если по новым правилам независимым организация совершенно невозможно станет работать.

- В России все может случиться. Но мы еще помним, как было трудно, когда мы только начинали (в начале 90-х годов - Авт.). Если нас выставят из офиса, мы снова будем работать на кухнях. Но не сдадимся.