Любой из простых россиян скажет вам, что после крушения коммунизма у него было мало поводов для радости. Очереди за мясом, конечно, исчезли, но вожделенные атрибуты западного 'общего потребления' остаются картинками на телеэкране и страницах глянцевых журналов, предлагающих читателям восторгаться жизнью российских магнатов. Что ж, возможно, с приходом 'GE Capital' в российский банковский сектор, дела для простых людей хоть немного пойдут на лад.

На прошлой неделе 'General Electric' заявила о покупке 'Дельта-банка' - ведущего эмитента кредитных карт в Москве. Это событие может сыграть решающую роль в развитии российского банковского сектора, где ситуация с точки зрения конкуренции и предлагаемых продуктов мало изменилась, несмотря на частичную приватизацию 1990х гг. Государство по-прежнему контролирует 40% банковских активов, а иностранные банки - менее 10%.

Кроме того, в прошлом международные банки осуществляли в России в основном крупные сделки в сфере корпоративных финансов. Однако GE интересует совершенно другой сегмент рынка. В России, как и в других странах, ее подразделение пол потребительскому кредитованию будет оказывать 'розничные' банковские услуги - в массовом порядке предлагать кредитные карты и продукты для таких целей, как приобретение автомобиля, электроники или ипотека. Это - начало подлинной революции, и с точки зрения простых россиян ничего лучшего и желать невозможно.

Но что это даст Москве? Что ж, правительству достаточно взглянуть на своих ближайших западных соседей - 'новую Европу', чтобы развеять сомнения в успехе такого международного рецепта оздоровления подверженного кризисам российского банковского сектора. Практически все бывшие сателлиты России из Центральной Европы уже завершили осуществление программ приватизации, в которых существенную роль играли международные банки.

Государственный и частный сектора этих стран с переходной экономикой получили за счет этого огромные преимущества, ведь иностранные банки принесли с собой новые, прозрачные методы в сфере кредитования, административных процедур и государственных финансов. Однако больше всего от такого развития событий выиграли простые граждане - впервые в жизни они получают отличное обслуживание за разумную цену, новаторские продукты и испытывают к банкам доверие, присущее отношениям между бизнесменами и клиентами на Западе.

Но возможно главным из этих преимуществ стал приток в Центральную Европу долгосрочных средств, ведь там по-прежнему существует огромный дефицит долгосрочных вкладов. Большинство таких вкладов вносится на год или меньше. Таким образом, практически любой проект, для реализации которого требуется больше года - от дорожного строительства до жилищной ипотеки - финансируется за счет сбережений иностранных вкладчиков. Иностранные банки в Центральной Европе зачастую привлекают до половины кредитных средств из-за рубежа. Таким образом, распространенный миф о том, что иностранные банки вывозят из страны заработанные тяжким трудом сбережения ее граждан попросту ставит ситуацию с ног на голову.

Еще один миф гласит, что иностранные банки платят низкие процентные ставки по вкладам, одновременно взимая куда большие проценты за кредиты. Средние депозитные ставки действительно не слишком высоки, но это происходит из-за того, что большинство вкладов имеют краткосрочный характер, а в этой сфере существует избыточное предложение. Однако с поправкой на сроки вкладов, депозитные ставки в Загребе не слишком отличаются от амстердамских.

Что же касается кредитов, то в Центральной Европе ставки в среднем на 1% превышают те, что существуют в 'традиционных' странах Запада - это связано с более высоким уровнем рисков, который еще существует в регионе, и переизбытком небольших компаний в кредитных портфелях. Как и на Западе, малые и средние предприятия в Центральной Европе получают кредиты по более высоким ставкам, чем крупные компании с устойчивой репутацией - это связано с повышенным риском и тем фактом, что технические расходы на обработку малых и больших кредитов во многих случаях одинаковы.

На самом деле, ставки по кредитам для небольшого количества крупных компаний - 'голубых фишек' - в Центральной Европе, как и ипотечные ставки, уже практически сравнялись с западными. А на некоторых рынках, например, словацком, ставки по кредитам даже ниже, чем в 'старой Европе'.

Как выясняется, самые высокие ставки по кредитам существуют в Словении, где доля иностранных банков меньше всего. По данным одного недавно проведенного исследования, словенцы в среднем платят по кредитам на 2,2% больше, чем граждане 'старой Европы', на 2,7% больше, чем словаки, и на 1,6% больше, чем венгры.

На сегодняшний день банкам из 'старой Европы' принадлежит почти три четверти банковских активов в 'новой Европе'. Банковский сектор стран региона неузнаваемо преобразился во всем - начиная от модной рекламы и броского дизайна кредитных карт до привлечения внутренних и иностранных инвестиций. Во многих случаях банки, скажем, в Будапеште, теперь не отличишь от венских.

Заслуга в этом принадлежит не только западным банкам. Ключевую роль сыграли и международные финансовые институты - например ЕБРР [Европейский банк реконструкции и развития - прим. перев.] и ЕИБ [Европейский инвестиционный банк]. Они по-прежнему предоставляют долгосрочное финансирование и страховку от рисков. Кроме того, они инициируют проекты в коммунальном секторе, направленные на повышение качества жизни в регионе - связанные, например, с водоочистительными сооружениями, транспортной инфраструктурой, повышением эффективности энергопотребления и улучшением экологии.

Подобное изменение обстановки устраивает всех, за исключением отдельных националистов, демагогически клеймящих 'засилье иностранцев' в секторе и манипулирующих лживой информацией о 'бегстве вкладов' и непомерных кредитных ставках (и одновременно требующих новых иностранных инвестиций для поддержки капитализации и создания новых рабочих мест). Можете не сомневаться: очень скоро GE услышит, что о ней думает Владимир Жириновский.

Другие подвергают иностранные банки критике за то, что те финансируют потребительский бум в регионе, оказывающий якобы негативное воздействие на национальный торговый баланс. Это связано с громадным неудовлетворенным спросом на качественную западную продукцию, в основном машины и электронику, но также и другие товары, в том числе продукты питания. Однако, если местным компаниям приходится конкурировать с западными, качество их собственной продукции повышается, и со временем торговый дисбаланс сойдет на нет. Что же касается России, то ее торговый баланс имеет большое положительное сальдо.

Кстати, в Центральную Европу, как и в Россию, международные банки поначалу пришли в поисках корпоративных клиентов, и они только и ждут появления кредитоспособных фирм для финансирования. К сожалению, однако, многие компании не желают или не готовы участвовать в конкурентной борьбе из-за устаревшего стиля руководства или неуверенности в своей способности успешно осуществлять экспортные операции и внедрять технические новшества. Они опасаются, что реструктуризация может привести к негативным последствиям на рынке труда и замедлить развитие рыночных институтов западного типа, например инвестиционных, страховых и экспортных схем, призванных способствовать развитию одного из главных локомотивов роста - малого и среднего бизнеса. Строительство новых рыночных институтов и реформирование существующих имеет особое значение для стран Юго-Восточной Европы - об этом говорят данные исследования, проведенного в июне ЕБРР и Всемирным банком.

Россия также может использовать этот 'ускоритель' для выполнения поставленной президентом Владимиром Путиным цели удвоения ВВП за ближайшие десять лет. Опора на эксплуатацию природных ресурсов имеет свои пределы. Устойчивого роста можно достичь лишь за счет поощрения предпринимательского духа через развитие малого и среднего бизнеса - поддержке которого и способствует создание конкурентной банковской системы.

Недавний кризис 'Альфа-банка' и других финансовых учреждений показал, что в России этого еще не произошло. Она выйдет на этот этап только после того, когда индивидуальные или корпоративные клиенты будут испытывать к московским банкам такое же доверие, как к венским:.или варшавским, если уж на то пошло. Да, совсем забыл про Бухарест и Софию!

Приход GE на российский рынок будет способствовать продвижению страны в этом направлении. Однако, чтобы полностью завершить экономические преобразования, Москве надо поощрять других следовать этому примеру. В конце концов, до 'новой Европы' отсюда рукой подать.