На прошлой неделе ING вышел из синдиката, предоставляющего займ нефтяной группе 'TNK-BP' из-за опасений, связанных с повышением политического риска в России; в то же самое время его конкурент UBS занимался окончательным оформлением сделки по приобретению контрольного пакета акций банка 'Brunswick' - своего партнера в Москве.

Эти противоречивые тенденции свидетельствуют о растущих различиях в поведении инвесторов, вложивших капиталы в страну, где при президенте Путине проводятся либеральные реформы и восстановлена стабильность, вызванных опасениями, что действия властей, направленные против нефтяного концерна 'ЮКОС', могут стать прелюдией к более масштабным акциям, угрожающим частному бизнесу в целом.

'Для инвесторов, вкладывающих деньги в России, 'дело 'ЮКОСа'' имеет важное значение, - говорит Павел Теплухин, глава московского инвестиционного банка 'Тройка Диалог'. - Если вы не в состоянии найти внятное решение, приемлемое для общества, инвесторов и деловых корпораций, вы разрушаете собственную репутацию'.

Инвесторов, вложивших капиталы в российские акции и облигации, пугает 'эффект 'ЮКОСа'': в связи с продолжающимся судебным преследованием бывшего главы 'ЮКОСа' Михаила Ходорковского и его фирмы на биржах складывается весьма неблагополучная ситуация. По данным официальной статистики, общий отток капитала из страны за первое полугодие составил 5,5 миллиардов долларов.

Однако есть и более позитивные признаки: в последние недели была заключена серия масштабных сделок, связанных с прямыми иностранными инвестициями, при участии 'Siemens', 'BNP Paribas', 'Heineken' и 'GE Capital Finance'.

Если некоторые банки боятся расширять свою деятельность из-за предполагаемых рисков, связанных с деловыми операциями в России, то другие говорят о возможностях заключения весьма выгодных сделок. Аллан Хирст (Allan Hirst), отвечающий за операции 'Citibank' в регионе, утверждает: 'Не слышал, чтобы хоть одно [финансовое - прим. перев.] учреждение прекратило сотрудничать с российскими компаниями из-за 'ЮКОСа'. Как раз наоборот - появляется все больше желающих выйти на российский рынок. Каждый день все больше банков гоняются за одними и теми же потенциальными реципиентами. В стране происходит настоящий бум'.

Одна из причин для оптимизма заключается в том, что 'дело 'ЮКОСа'', возможно, не является таким важным фактором, влияющим на инвестиционные потоки, как некоторые опасаются.

Есть и вторая причина: хотя нервные инвесторы, специализирующиеся на ценных бумагах, и переключаются на другие перспективные рынки, масштаб операций большинства иностранных банков и фирм в России по-прежнему невелик, и они считают, что при известной осторожности их инвестиции способны принести отдачу, несмотря на растущие риски.

Алексей Моисеев, главный экономист московского банка 'Ренессанс', отмечает: 'Думаю, что 'бегство капитала' в гораздо большей степени связано с политикой Центрального банка России. 'ЮКОС' имеет значение, но этим можно объяснить происходящее процентов на 30'.

По его мнению, нынешний отток капиталов в основном связан с корректировкой ситуации. сложившейся во второй половине прошлого года, когда инвесторы вложили в России крупные суммы из-за привлекательности рубля в результате падения доллара и процентных ставок в США, а также замедления экономического роста в этой стране.

После того, как в апреле появились признаки перехода российского Центробанка к политике ослабления рубля, инвесторы начали переводить капиталы на другие рынки. 'Если нет оснований скупать рубли, инвесторы очень быстро начинают скупать доллары', - говорит г-н Моисеев.

Внутри самих иностранных банков 'дело 'ЮКОСа'' вызывает все больше различий во мнениях. В их зарубежных штаб-квартирах из-за негативных сообщений, приходящих из России, зачастую преобладает пессимистическая оценка ситуация. Однако руководители отделений в Москве, знающие местные реалии, а также стремящиеся сохранить свои должности и оправдать принятые ранее решения, порой проявляют чрезмерный оптимизм, хотя многие из них справедливо указывают на значительные прибыли, полученные в последние годы.

'Второго 'ЮКОСа' не будет, - говорит один европейский банкир, работающий в Москве. - Но когда я объясняю это людям в нашей штаб-квартире, они говорят: 'Пора тебе в отпуск'. Эта истерия затмевает солидные деловые возможности и приемлемость политического риска. Предоставляя кредит 'Сибнефти' [российскому нефтяному концерну], вместо 'Shell', мы можем заработать в 40-50 раз больше, а риск в этом случае повышается всего в 4-5 раз'.

Он указывает, что в условиях быстрого роста российской экономики кредиторы могут получить большую прибыль, и утверждает, что 'дело 'ЮКОСа'' - особый случай, проявление личной вендетты между г-ном Ходорковским и г-ном Путиным.

'Мы можем получить прибыль на вложенный капитал в размере 22-25%, - говорит банкир. - Во всех остальных странах Восточной Европы рынки уже заняты, и заработать деньги там очень трудно'.

Даже банки-кредиторы самого 'ЮКОСа' утверждают, что не испытывают беспокойства. Хотя они официально объявили этой нефтяной компании дефолт по займу в 1 миллиард долларов, платежи к ним по-прежнему поступают. Если многие представители российского правительства рассматривают акционеров как бесполезных спекулянтов, то к банкам они относятся с большим уважением.

'Меня слегка беспокоит развитие событий в краткосрочной перспективе, - замечает один руководитель инвестиционного банка из Лондона. - Славные дни конца 1990х и начала этого десятилетия в ближайшее время вряд ли повторятся. Но российский рынок слишком велик, чтобы его игнорировать'.