Самое крупное после второй мировой войны сокращение американских вооруженных сил в Европе, недавно объявленное президентом Бушем, и передислокация войск в США и другие регионы планеты, вероятно, может стать для России неожиданной удачей.

Прибегнув к характерному дипломатическому языку, Кремль не скажет этого открыто, но возросшая численность войск в 'проблемных точках' Средней Азии в конечном итоге может очень дорого обойтись США, а России принести выгоду. В краткосрочном плане и Соединенные Штаты и Россия имеют общие интересы в Средней Азии - но борьба с боевиками и распространением оружия в регионе может привести к неожиданным последствиям.

Решение администрации Буша вывести с 2006 г. 70000 военнослужащих из Европы и Азии и разместить их в Соединенных Штатах, новых государствах-членах НАТО в Европе и в Средней Азии - что представит собой ожидавшееся мощное военное присутствие в бывших республиках Советского Союза - не особенно обеспокоило кремлевскую администрацию. Разумеется, некоторые националисты немедленно объявили о 'дальнейшем взятии России в кольцо' американскими агрессорами. С другой стороны, российский министр обороны Сергей Иванов выразил позицию политического истеблишмента: 'Я не вижу в этих планах ничего тревожного', добавив: 'Грандиозных шагов не ожидается'.

Несмотря на раздражающий Москву рост военного присутствия НАТО в балтийских республиках, позиции Вашингтона и Москвы по актуальным в сегодняшней международной обстановке вопросам - борьбе с международным терроризмом и распространением оружия массового поражения - в значительной мере схожи. Натовские самолеты в воздушном пространстве Литвы для Москвы - вопрос уязвленной гордости, но противостояние религиозному фундаментализму в Средней Азии и, как это теперь называют, на 'большом Ближнем Востоке' - угрозы ясные и реальные.

Однако, в борьбе с этими тенденциями, у Вашингтона и Москвы может быть очень разное видение будущего Средней Азии. Нет сомнений в решимости Америки бороться с международным терроризмом и распространением оружия независимо от страны или региона, но не ясно, как изменится мир в ходе этой борьбы. Россия ставит на долгосрочный гамбит, чтобы Соединенные Штаты обнаружили и уничтожили эти угрозы, но стали непопулярным и нежеланным политическим и военным игроком в регионе.

Новое или усиленное американское военное присутствие - называется ли это базой или мобильной войсковой частью - в Узбекистане, Киргизии и Азербайджане - ставит перед США ряд политических проблем. Политические элиты Средней Азии имеют ограниченную легитимность в глазах своих народов. Коррупцией пронизаны все эшелоны власти, а экономическое развитие не внушает оптимизма. С соблюдением прав человека дело тоже обстоит неважно. Будучи государствами-нациями, немногие из этих стран выработали сильное чувство гражданства. Короче говоря, среднеазиатские страны слабы и податливы на призывы исламских радикалов, в результате чего может возникнуть политическое и общественное самосознание, с которым среднеазиатские режимы еще никогда по-настоящему не имели дела.

Соединенные Штаты должны внимательно продумать, насколько тесно они собираются сотрудничать с этими режимами в борьбе с терроризмом и распространением оружия. Если этого не будет сделано, Америка, в силу ее мощного военного присутствия, будет восприниматься как ближайший союзник непопулярных правителей. Вместо того, чтобы обнаружить возможные угрозы, американские военные могут, наоборот, направить их на себя. Однако сочетание слабого и непопулярного режима с ростом террористической угрозы - худший кошмар для таких режимов, потому что они окажутся между военной супердержавой, решающей вопросы международной безопасности, населением, недовольным правящими элитами и иностранными войсками, вовлеченными в военные действия.

Скорее всего, именно такого сценария ожидает Кремль. В ближайшем будущем американские силы непременно войдут в регион. Америка может даже достичь определенного успеха в обнаружении и уничтожении элементов международного терроризма, но за очень высокую политическую цену. Ее репутация в регионе может резко потускнеть, а народное восстание может смести местные режимы. Именно в таких обстоятельствах Россия может сделать громкую заявку на восстановление силовой позиции в Средней Азии.

На протяжении истории Россию никогда не ждали в Средней Азии с распростертыми объятьями, но местным лидерам - и местному населению - понятен российский склад ума. Вряд ли они, как независимые страны и бывшие советские республики, будут искать долгосрочного покровительства от такой страны как Соединенные Штаты, когда Россия всегда рядом.

Россия не будет возражать, и даже поспособствует тому, чтобы США выполнили черную работу по борьбе с международным терроризмом и распространением оружия в Средней Азии. Она хорошо знает, что Америка или сама захочет уйти в определенный момент, или ее попросят уйти. Скорее всего, Россия, пользуясь американским покровительством, охотно переждет, пока Америка закончит свою миссию в Средней Азии, и тогда Средняя Азия бросится в знакомые российские объятья.