Террористический акт или несчастный случай? Уверенности в причинах обеих авиакатастроф на юге России сначала не было. Но это в очередной раз катастрофы, привлекающие внимание немцев к России - и к почти канувшему в неизвестность конфликту на Кавказе.

Даже если разведка подчеркивает, что пока нет подтверждений, что это террористический акт, кое-что говорит в пользу того, что речь все же идет о нем. Самолеты стартовали друг за другом из одного и того же аэропорта Москвы, исчезли с экранов радаров почти одновременно - и один из них был на пути в Сочи, где президент Владимир Путин как раз проводил свой отпуск. А что же разведчики? Они сначала говорили об ошибках, допущенных пилотами, о технических неисправностях, о плохом топливе. О терроре - ни слова. Однако, может ли быть так, чтобы два пилота почти одновременно сделали смертельную ошибку?

Реакция спецслужбы показала, прежде всего, одно: рефлекса, который обычно срабатывает при совершении террористических актов, на это раз не было. Ни один из представителей правительства не распространялся о 'чеченском следе'. При этом такая версия была бы именно в данный момент, за несколько дней до сомнительных президентских выборов в кавказской республике, более чем уместной. С новой ожесточенностью развернулись бои между чеченскими сепаратистами и российскими войсками. Не стало меньше и террора: выборы в воскресенье стали необходимыми, поскольку в мае в результате террористического акта погиб чеченский президент Ахмат Кадыров.

Мы пока не знаем точно, можно ли списывать на террористический акт и авиакатастрофы. Однако ясно одно: террористы, совершающие теракты в центре России, - такая новость была бы для Кремля не ко времени. Ведь она могла бы привлечь внимание мировой общественности к региону, о проблемах которого Москва хранит молчание, поскольку там, как считают официальные власти, реальных проблем больше не существует. В Чечне давно начался политический процесс, говорят в Москве. Слово 'война' в этих заявлениях не упоминается. Мирные переговоры, проведения которых требуют правозащитники, для Москвы темой для обсуждения не являются. Преступления, которые совершают военнослужащие в отношении гражданских лиц, расследуются медленно или и вовсе не расследуются. На выборах в воскресенье выиграет, по всей вероятности, фаворит Кремля, с которым Путин только что эффектно появлялся перед телекамерами. Многие чеченцы снова испытывают чувство, что федеральное правительство обмануло их в очередной раз.

А конфликт тлеет дальше. В Чечне выросло целое поколение, которое не знает ничего, кроме войны. В этом поколении, не имеющем надежд, террористы находят свое пополнение. Многие из них готовы перенести террор в центр России, как это произошло в феврале, когда был совершен террористический акт в метро. К тому же конфликт грозит распространиться на соседние республики, а, таким образом, на весь Северный Кавказ - с непредсказуемыми последствиями.

А что же Запад? Правительства стран Европы давно перестали интересоваться Кавказом. Российский президент вряд ли может опасаться, что во время своих государственных визитов в Европу ему будут задавать неприятные вопросы. Но до тех пор, пока Путин, а с ним - Шредер (Schroeder), Берлускони (Berlusconi) и Ширак (Chirac) будут делать вид, будто в Чечне нет проблем, настоящего мира в кавказской республике не будет.