Сразу за городской окраиной Сочи начинается Кавказ. От российского черноморского курорта Сочи до Сухуми нет и 100 километров. До Цхинвали и до Назрани - 400 километров по воздуху, до Грозного - ровно 500. Еще в ста километрах находится Хасавюрт. Большинству людей на Западе Европы перечисленные населенные пункты мало что говорят, за исключением Грозного. Если бы не Чечня, то названия регионов, в которых находятся эти города, имели бы экзотическое, а не тревожное звучание: Абхазия, Южная Осетия, Ингушетия и Дагестан.

Однако все эти названия связаны с неразрешенными конфликтами - в некоторых случаях с десятилетней историей, - в рамках которых применяется оружие. В этом кровопролитии за последние годы погибли сотни тысяч человек. Уже давно отдельные искры вызвали пожарище, охватившее весь Кавказ. Однако российско-французско-германская трехсторонняя встреча проходит в близлежащем Сочи не только по той причине, что Путин, Ширак и Шредер (Schroeder) собрались добиться общими усилиями мира и стабильности. У Путина в Сочи всего лишь находится дворец для проведения отпуска - милое местечко для бесед в атмосфере уюта.

Российский президент вряд ли может опасаться, что Ширак и Шредер испортят ему отпускное настроение, что они будут упрекать его за политику на Кавказе или за только что состоявшийся фарс с выборами в Чечне. Путин в большей степени может рассчитывать на слова сочувствия, поскольку всего лишь несколько дней назад в России в результате двух террористических актов на двух пассажирских самолетах погибли 90 человек. Теракты совершили, предположительно, чеченские террористы-смертники, так называемые 'черные вдовы'. В то же время Ширак может быть уверен в солидарности российской стороны, что касается похищенных французских журналистов. Проблема общая.

На Западе уже давно смирились с тем, что российское руководство представляет войну в Чечне и масштабное вмешательство в конфликты в Абхазии и в Южной Осетии как вклад в борьбу с международным терроризмом. То, что за всем что, происходит на Кавказе, действительно стоят террористические организации, сомнения нет. Но в то же время давно забыто то, что причиной конфликтов является все же не международный терроризм.

Политическая поддержка со стороны Ширака и Шредера Путина объясняется также в значительной мере экономическими интересами. В последнее время цена на нефть не раз вскарабкивалась до отметки 50 долларов США, а Россия по объемам добычи нефти занимает второе место в мире после Саудовской Аравии. В такое неспокойное время подобных поставщиков не обижают. Одновременно платежеспособная в настоящее время Россия со своей находящейся в упадке промышленностью и своими потребностями в модернизации является выгодным импортером французского и немецкого оборудования, машин и технологий.

Поэтому вне критики находится также то, что демонстрация Путиным на Кавказе военной силы за последние пять лет не принесла, как было обещано и в чем постоянно убеждаешься, больше безопасности. Наоборот, последние террористические акты разоблачают московскую пропаганду относительно поворота к лучшему как самообман. Курс российского руководства, направленный на уничтожение врага с помощью военной силы, а также политические инсценировки, подобные последним выборам, имеющим лишь одну видимость, провалились. В связи с тем, что это может представлять опасность не только для России, Ширак и Шредер обязаны, наконец, отказаться от своей политики сдержанности и начать говорить ясным языком. Но надеяться на это бесполезно.