Вопиющая несправедливость правительства по отношению к 'Юкосу' - при том, что оно то ли не может, то ли не хочет объяснить свои действия, и каждый министр гнет свою линию - нанесли явный урон финансовой инфраструктуре России в краткосрочной перспективе. В частности, было отложено превращение РТС из закрытого казино в источник долгосрочных инвестиций, а также давно заслуженное повышение кредитного рейтинга страны. Институциональные инвесторы шокированы огромными потерями на акциях компании, которая всего года назад казалась самой надежной из российских 'голубых фишек'. Но несмотря на все это, любые параллели с кризисом 1998 года совершенно неверны.

Невозможно представить, что у дела 'Юкоса' будет счастливый конец. Ключевые акционеры компании сами виноваты в собственных проблемах, более того, сейчас, глядя назад, становится ясно, что проблемы эти были вполне предсказуемы. 'Юкос' проводил свою внешнюю политику, тогда как действия 'Менатепа', владеющего контрольным пакетом акций нефтяной компании, иначе как попыткой враждебного захвата государства не назовешь: коррумпируя чиновников и пачками скупая законодателей, он грозил парализовать Госдуму, препятствуя принятие любого не угодного ему законопроекта. Учитывая, что правительство олигархов и для олигархов, включая некоторых личностей, сейчас представших перед судом, было главной причиной финансового краха в августе 1998 года, казалось непостижимым, что президент Владимир Путин может позволить их мании величия одержать еще одну победу.

Столкнувшись с непреодолимым препятствием, Михаил Ходорковский сам полез в петлю, прибегнув к стратегии Наполеона: лучшая защита - нападение. Он пренебрежительно отверг предложение правительства об амнистии в обмен на погашение налоговой задолженности в несколько сотен миллионов долларов и отказ от политических амбиций. Взамен этот самопровозглашенный патриот нанес столько ущерба репутации России за рубежом, на сколько хватило его миллиардов. Интеллигентный, беспринципный и сказочно богатый, он объявил войну путинскому правительству и стал слишком опасен для того, чтобы власти могли позволить ему спокойно отсидеться в Лондоне.

Учитывая, что даже сторонники 'Менатепа' не заявляют о его невиновности, победа правительства кажется неизбежной. Утверждения защиты о том, что 'все так делали', лишены юридической основы, тем более, что речь идет и о нескольких убийствах. Схемы ухода от налогов, использовавшиеся 'Юкосом', самым вопиющим образом нарушали законы, направленные на поддержку наиболее нуждающихся регионов страны. А зарегистрированная сеть офшорных компаний и торговых механизмов 'Менатепа' свидетельствует о желании его жадных владельцев получить как можно больше.

Непростительно то, что правительство наказывает миноритарных акционеров 'Юкоса' - невинных свидетелей, оказавшихся в центре жестокой схватки между 'Менатепом' и Кремлем, - и наказывает за одно-единственное преступление - веру в то, что российские компании могут измениться. Оно вполне могло сохранить 'Юкос' действующей компанией, одновременно арестовав активы 'Менатепа' и объявив его преступной организацией - по примеру американского закона о коррумпированных или подвергнувшихся рэкету организациях (RICO Act). Остается неясным, чем был вызван недавний поток чрезвычайно противоречивой информации - желанием нескольких 'инсайдеров' заработать состояние или просто возмутительной некомпетентностью. Рынки верят в худшее.

На обсуждение 'скрытых значений' дела 'Юкоса' потрачено много интеллектуальных сил. На самом деле, их не так много, за исключением, пожалуй, того, что инвесторы будут тщательно избегать компании, принадлежащие олигарху, который вовлечен в войну с правительством. Но поскольку голова Ходорковского, насаженная на кол у кремлевской стены, послужила хорошим уроком, найти таких олигархов становится все сложнее. Нет никаких сомнений в том, что судебная система серьезно нуждается в дальнейшей реформе, тогда как права собственности нарушаются как ненасытными олигархами, так и недобросовестными чиновниками - но это все не ново, и в определенной степени свойственно всем развивающимся рынкам.

Легко было предвидеть, что пессимисты начнут провозглашать конец инвестиций в Россию, но они в очередной раз окажутся не правы. Поскольку цены на нефть бьют исторические рекорды, у России достаточно ликвидности; быстрый рост фиксированных инвестиций с готовностью финансируется внутренними источниками, тогда как практически все крупные международные банки и нефтяные компании активно - иногда даже отчаянно - пытаются увеличить свое присутствие в России.

С точки зрения макроэкономики двойному профициту России - бюджета и текущего счета - может позавидовать любая из стран 'Большой восьмерки'. Конечно, цены на нефть были и останутся преимуществом России, однако они были высокими и в 1996 году, но тогда от этого выиграла лишь кучка олигархов. Возможно, благодаря отсутствию какой-либо реальной оппозиции Кремль поборол соблазн приобрести популярность путем расточительства, избрав вместо этого невероятно консервативную денежную политику. В результате Россия сократила внешний долг со 120% ВВП в 1998 году до приблизительно 20% к концу 2004 года. Более того, объединив резервный фонд бюджета и резервы Центробанка, она могла бы погасить весь свой внешний долг, и при этом у нее осталось бы достаточно денег для финансирования импорта в течение шести месяцев.

При помощи незапланированных доходов и несмотря на задержки в реструктуризации газовой отрасли и электоэнергетики, Россия проводит внушительную административную реформу - во многом непопулярную, но жизненно необходимую. Промышленное производство активно растет, а сектор услуг процветает. Зарплаты и потребление стремительно повышаются, и рядовые россияне чувствуют себя более состоятельными и в большей безопасности - так что популярность Путина не надумана.

Очень печально, что дело 'Юкоса' отвлекло внимание от продолжающихся в России преобразований. Перешагивая через тела павших товарищей, умные инвесторы пользуются царящим вокруг пессимизмом, чтобы скупить дешевые активы, особенно не связанные с олигархами компании, а также государственные и корпоративные облигации. Инвестиционная ситуация в России в очередной раз была объявлена мертвой, но, как имеющая девять жизней кошка, она очень скоро в очередной раз поднимется и начнет охоту на упитанных мышей.

Автор статьи - главный стратег компании Sovlink Securities.