От иракского болота к кавказской пороховой бочке. От одного теракта к другому, от одного захвата заложников к другому, чудовищная амальгама. Конечно, исламский фундаментализм и терроризм существуют. Два региона, две трагедии, но война - одна и та же, без видимых противников и без фронта. Что скрывается за иракским сопротивлением? До чего дойдет сопротивление чеченское? Какова роль Аль-Каиды?

За отсутствием ответов на эти вопросы, рассмотрим лучше поведение двух главных протагонистов этих конфликтов. Джордж Буш (George Bush) и Владимир Путин, союзники по обстоятельствам, в борьбе с общим врагом, играют одну и ту же партию. Но цели различны. Ключевое слово: сила. Цель американского президента - всемогущество США, цель российского президента - поддержание страны в ранге великой нации. Первый избрал наступательную тактику, второй - оборонительную.

Многое уже сказано об амбициях обитателя Белого Дома. Они часто кажутся безудержными, он неловок в выражениях, возникает путаница. Результат, который будет достигнут, может оказаться противоположным искомому. Остается добавить, что у Америки есть средства для иллюзий, каковых нет у Кремля.

В России все больше ощущается гандикап, все больше трудностей, зародившихся в великом советском прошлом. Среди них - ситуация на кавказских территориях, с неопределенным статусом, но с явными признаками неповиновения. Южная Осетия принадлежит Грузии, но желает войти вместе с Северной Осетией в состав Российской Федерации на правах автономии. Есть еще и Аджария, теперь грузинская, но долгое время пребывавшая под управлением про российского сатрапа. Затем, Ингушетия, Чечня. . . Требования одних и других смешались, и не очень-то отличишь национализм, исламизм или бандитизм в крупных масштабах.

Запад во все глаза следит за ситуацией в Ираке, каждому понятно, что главные ставки - там, и не только экономические, от них зависит будущее Запада. В то же время Запад взирает на Кавказ рассеянным оком. 'Война с Россией близка', - утверждал между тем грузинский президент на прошлой неделе.

Непротивление Путину - нужно продолжать? Перед лицом унилатерализма Джорджа Буша, Жак Ширак (Jacques Chirac) и Герхард Шредер (Gerhard Schröder) предпочли вступить в союз с Москвой. Альянс хорошо смотрится. Он объясним. Но также вызывает удивление: упрямство Путина в отношении чеченских реалий несравнимо с упрямством Буша, пытающимся минимизировать тяжесть иракского конфликта. Европа должна быть бдительной, если она не хочет однажды пожалеть о своей беспечности. Российскому президенту поддержка европейцев много нужнее, чем последним опора на Кремль.