Возможно, это слабый проблеск надежды то, что российский президент Путин вообще поднял вопрос о драме с заложниками в Северной Осетии в Совете безопасности ООН. Этот орган, естественно, единодушно осудил преступное деяние. Все же до сих пор российское правительство постоянно заявляло, что чеченский конфликт является чисто внутренним делом. Дискуссия на эту тему в международном органе или даже предложения о посредничестве третьей стороны были бы восприняты как неслыханное вмешательство в суверенные дела. Как бы ни завершился чудовищный захват заложников в школьном здании в североосетинском городе Беслане, Путин после нынешней волны террористических актов со стороны чеченских террористов больше в принципе не может отрицать, что его представления относительно урегулирования запутанного чеченского вопроса потерпели крах. Пять лет назад он обещал гражданам снова поставить под надежный российский контроль непокорную республику, насчитывающую миллион жителей, путем проведения небольшой военной кампании и надежно нейтрализовать чеченских террористов.

Однако то, что Путин оправдывал как борьбу против терроризма, в действительности представляло собой главным образом безрассудную разрушительную войну против широких масс ни в чем неповинного чеченского гражданского населения. По достоверным данным, многие десятки тысяч мирных жителей были в ходе завоевания и продолжающейся оккупации убиты или похищены разнузданными российскими войсками, которые нередко делали совместный бизнес с чеченскими преступными бандами. Еще до сих пор десятки тысяч беженцев боятся возвращаться на свою родину. Путин попытался нейтрализовать запутанный конфликт путем 'чеченизации'. С этой целью он заставил народ сначала принять чеченскую конституцию и уже дважды -избирать чеченского президента (после чего первый из них уже спустя несколько месяцев погиб в результате террористического акта). Но хозяин Кремля, одержимый манией контроля, не обладает дальновидностью, чтобы позволить чеченцам хоть какую-то видимость выбора между кандидатами.

Но сфальсифицированные результаты выборов, продолжающийся произвол со стороны коррумпированных сил безопасности и разочарование по поводу обещаний восстановления - это не то, чем можно завоевывать сердца широких масс населения и осушать болото, на котором буйно подрастает пополнение для чеченского подполья.

Большинство измученного гражданского населения в Чечне, наверняка, как и весь мир, в ужасе от преступлений фанатичных террористов, заявляющих, что действуют от имени народа. Но этого недостаточно, для того, чтобы изолировать боевиков, вряд ли обладающих единством.

Путин должен перешагнуть через себя самого и наряду с целенаправленной военными действиями попытаться, наконец, подключить к поиску политического урегулирования конфликта те сепаратистские силы, которые в принципе были бы готовы к переговорам. Хозяин Кремля должен при этом также прекратить высокомерно пренебрегать солидными посредническими возможностями, например, в лице правительств стран ЕС или мусульманских стран. В конфликте в Чечне есть наряду с другими факторами влияния неприятный колониальный аспект. Разрядить его в 21 веке больше невозможно путем безоглядного применения силы или махинациями из вне. С тем, чтобы понять это и сделать необходимые выводы, Путин должен прыгнуть в своей нынешней чеченской политике выше себя самого. Глава израильского правительства Шарон (Sharon), объявив свой план об освобождении оккупированной полосы Газа, видимо, к такому прыжку уже готов.